РАМТограф. Когда Вы в последний раз плакали на спектакле?
 
 
Выпуск № 8
Октябрь-Ноябрь 2010 г.
ЗРИТЕЛЬСКИЙ ОПРОС

Когда Вы в последний раз плакали на спектакле?

   
 

«Было это на спектакле «А зори здесь тихие» в РАМТе. Над фильмом тоже плакали, но все-таки ваш спектакль понравился больше».
Вера Романовна, врач и Алик Николаевич, инженер

«Всегда реву. На «Мальчиках» в театре Женовача – каждый раз в одном и том же месте. В РАМТе на «Сотворившей чудо». Раньше здесь шел спектакль «Отверженные», там все дети вместе с учителями плакали. Не все плачут на спектаклях, даже если сочувствуют героям. Ведь у некоторых слезы очень близко, а у некоторых глубоко».
Георгий Исаевич, учитель

 «Весь спектакль «Сотворившая чудо» в РАМТе я прорыдала. Время от времени успокаивалась и принималась снова. От сострадания героям, от боли за судьбы обеих героинь, от того, что не все в зале понимают трагичность и глубину происходящего, особенно дети и подростки, которых привели группами и которые пришли повеселиться в театр. И, значит, им не объяснили, на что они идут, не научили отличать драматический сюжет от комического, не научили сочувствовать, – а это еще один повод для расстройства.
А вообще сюжет спектакля таков, что даже смех в тебе звучит сквозь слезы, потому что за всем стоит очень большая боль.
А в конце – это уже светлые слезы, потому что преодоление, хоть и нечеловечески трудно, но возможно!»
Ольга, журналист

«Никогда не плакал в театре. Я не хожу на такие спектакли. Зачем? Слёз и в жизни хватает».
Александр, бизнесмен

«Когда кино смотрел, музыку слушал, иногда плакал. А чтобы на спектакле – не могу вспомнить такого. Наверное, я испорчен цивилизацией, и кино мне ближе, чем театр.
Я в Москве недавно, в основном смотрел постановки провинциального театра. Может быть, в этом тоже причина того, что никогда не плакал в театре».
Роберт, театральный критик

«На «Трёх товарищах» в «Современнике». И над книжкой тоже рыдала. Я думаю, что слезы очищают человека. Они дают выход какой-то энергии».
Евгения, домохозяйка

«Что слезы делают с человеком? Первое, что приходит на ум – очищают. Но я бы все-таки не стала так утверждать, потому что слезы очень разные бывают. Бывают слезы горькие, бывают слезы радости. Мне кажется, они очищают только в том случае, если человек сопереживает происходящему на сцене, может быть, признался себе в какой-то слабости, увидел себя со стороны».
Ольга, офисный работник

«Плакала на спектакле «Прощай, конферансье!» в Серпуховском музыкальном драматическом театре. Он о том, как выездная группа артистов на фронте показывала свои спектакли раненым в госпитале, как люди во время войны жертвовали собой ради всех нас. В конце, когда погибает конферансье, слёзы удержать невозможно. Он знал, что в зрительном зале, где собрались немцы, заложена бомба, и в 7 часов она рванет. И тянул время, чтобы взровать немецких генералов в зале. И сам взорвался на сцене. Я так плакала в этот момент! Я люблю спектакли, которые трогают душу, вызывают сильные эмоции».
Татьяна, зритель

«На спектакле «Ничья длится мгновение» в РАМТе. Он о судьбе детей портного Липмана, погибших в вильнюсском гетто во время нацистской оккупации. Молодые люди, у которых, казалось бы, вся жизнь впереди, сознательно выбирают физические страдания и смерть, потому что это является единственным способом противопоставить себя жуткому нацистскому режиму. Все истории героические и трагические. Однако рассказываются  они совершенно спокойным, сдержанным тоном. От этого сразу начинает казаться, что герои не хотят нас, зрителей, пугать и расстраивать, что все на самом деле было еще сложнее и больнее, чем нам говорят, что они не считают это подвигом. И в какой-то момент я понимаю, что уже не могу сдерживать слезы».
Мария, ученый

«Плакала в Мастерской Петра Фоменко на спектакле «Улисс»… Но плачу очень редко, потому что по характеру циник. Прекрасно понимаю всё, что происходит на сцене, но смотрю спектакль отстранённо и редко сопереживаю героям».
Ирина Вячеславовна, 60 лет, инженер

 «В первый раз заплакала на спектакле «Одноклассники» в Театре Российской Армии. Годы Афгана, бывшим одноклассникам уже лет под сорок, и у всех по-разному сложилась судьба: кто-то стал «новым русским», кто-то священником, а кто-то вернулся с войны инвалидом. Момент их встречи был трогательно-потрясающим, очень сильным. Тут я и заплакала. Ещё очень понравился «Крутой маршрут» в театре «Современник» по пьесе Евгении Гинзбург. Действие происходит в годы репрессий – и этот спектакль тоже тронул до слёз» .
Лариса Александровна, 57 лет, стюардесса

 «В спектакле «Алые паруса» играет моя дочь, Рамиля Искандер. То, что я прочитал в самом произведении, полностью выражено на сцене и доходит до души. И так меня это тронуло, что даже актёры заметили: отец сидит, плачет…» 
Риф Фасхиевич, 66 лет, преподаватель

«Иногда, вы знаете, просто хочется плакать: ну нужен этот способ очищения и выхода энергии. И даже не особо важно, что ты смотришь, любая сцена может спровоцировать слезы. Я люблю светлые слезы, с улыбкой. Думаю, артистам возвращаются обратно отраженные залом эмоции.
Последний раз плакала на «Алых парусах». Почему? Точно не сформулирую. Мне достаточно услышать бесконечно пронзительный голос Рамили Искандер, и глаза увлажняются. Это иррационально, наверное…  И каждый плачет о своем».
Маргарита, дизайнер

 

 Ирина Смирнова, Юлия Степанова