РАМТограф. «Кусочек жизни, а не просто один урок»
 
 
Выпуск № 6
Март-Апрель 2010 г.
В ТЕАТР С УЧЕНИКАМИ
«Кусочек жизни, а не просто один урок»
 

Рубрика «В театр с учениками» придумана для тех педагогов, поход в театр для которых не является служебной обязанностью. Ее герои и адресаты – люди неравнодушные, Учителя с большой буквы, умеющие заражать любовью, восхищаться, делиться с детьми своими открытиями. Вместе с ними мы совершим множество виртуальных походов в РАМТ и поговорим о просмотренных спектаклях.

Сегодня мы совершим удивительное путешествие в мир «Алых парусов» с преподавателем русского языка и литературы Земской гимназии города Балашиха, педагогом МГПИ Ольгой Фоминичной Ладохиной.

«Кусочек жизни, а не просто один урок»

Книгу может оживить читатель, если он Читатель с большой буквы, а если нет, она так и останется мертвым текстом. Театр для меня – это то, что оживляет. А спектакль – отклик на прочитанное.
Я хожу не на все спектакли, не во все  театры,  а сначала присматриваюсь к режиссеру. Когда услышала Алексея Владимировича Бородина в передаче  «Линия жизни» поняла, что он – Читатель.
И поэтому, отправляясь  с учениками в РАМТ, я, прежде всего, доверяю режиссеру,  прихожу на его сочинение, прочитанный им текст.

Целая полка книг

Пока идет репетиция спектакля, мы с ребятами  изучаем текст произведения… На уроке приходится становиться и сценаристом, и режиссером в одном лице. В программе 8 класса нет «Алых парусов». Но есть счастливый шанс познакомиться с творчеством А.Грина –  в этом году я веду Мировую Художественную Культуру. Совместно с гимназистами мы решили в рамках этого предмета заглянуть в город Одессу, изучая все, что с ней связано. А так как Грин впервые увидел море именно в Одессе, то,  думаю, и тот приморский городок, и ту деревушку, в которой находится таверна, он списал с Одессы и ее окраин...

Мой собственный путь к «Алым парусам» начался со Старого Крыма (что возле Феодосии), когда я поехала на могилу Грина. А прошлой весной совершила путешествие в Одессу. Я не видела там кораблей с алыми парусами, но если на рассвете прийти к Аркадии (эта «Страна счастья»  – самый знаменитый пляж города), увидишь восход солнца, оно плавает в Черном море, огромное, красивое и, если есть воображение, можно представить, что это алые паруса.

Вернувшись, я поняла: нам важно попасть в музей К. Паустовского, что на окраине Москвы. Там есть одесский зал. И в нем висит портрет Грина...
Потом ученица 8 класса Моисеева Таня напишет: «Мне кажется, этот дом - человек. Он такой же живой, со своим "характером", пропитанный романтическим духом. Когда мы уселись в удобные кресла, и мелодичный голос экскурсовода начал читать отрывки из произведений А.Грина и К.Паустовского, мы вдруг оказались на песчаном берегу в солнечный летний день, а навстречу нам неслись алые паруса...

Карта Гринландии. Художник Владимир Адеев

Этот музей очень необычен тем, что ты непроизвольно включаешь свое воображение: вот мы в морском зале, и я уже ясно представляю, что нахожусь на палубе прекрасной каравеллы, дует норд-ост, "бьют склянки", перед нами  страна Гринландии "…».
В конце экскурсии мы разглядывали карту выдуманной страны  Гринландии.  И на ней нашли то место, куда потом попадем благодаря спектаклю. Там обозначена Коперна…
И еще в музее  есть паруса. Они белые. Но если смотреть на них через проем рамы… Мы были на закате и заметили, что паруса алые. От заходящего солнца. «Обратите внимание на канаты!» – сказали нам. Только потом мне вспомнился этот момент, эти скрученные канаты, которым в спектакле Алексей Бородин отвел очень важную роль, заставил их жить…

Если сложить на полку книги, которые  мы открывали, пока  готовились к нашему походу в театр, на ней будут не только произведения о Грине. Перед нами выстроился целый ряд людей-романтиков. Мы познакомились с Юлией Друниной, потому что она тоже нежно любила Старый Крым. Ее могила неподалеку от могилы Грина. И в старокрымском литературном музее они находятся в двух параллельных залах: так почему бы о ней не поговорить? О женщине, которая так же, как Ассоль, не приняла этот мир, и которая встретила своего Грея (кинодраматурга Каплера), и они похоронены там вместе.

А самая ценная книжка – это дневник жены писателя Нины Николаевны Грин. «И вы, дорогая, являетесь мне, как солнечный зайчик на  темной стене», – писал ей  Александр Грин. Не было бы ее рядом с писателем, мы никогда бы не прочли «Алых  парусов».


В музее Грина в Феодосии в прошлом году  удалось найти необычную книгу: повесть «Бегущая по волнам» с иллюстрациями Нади Рушевой. Стало понятно, что мы будем говорить и об этой одаренной юной художнице.

Именно в том возрасте, когда я представляла, что я Ассоль, я узнала о Наде Рушевой. Эта девочка почти не читала книг, ей читал папа – известный художник, а она в тот момент рисовала. И делала это гениально. Эта девочка на взлете погибла от болезни, которой никто не ждал.

Сначала в школьном музее Нади Рушевой, который расположился близ усадьбы Царицыно в Москве, а потом в классе, мы разглядывали «летящие» рисунки гениальной девочки. А под впечатлением увиденного создавали свои. Лучшие работы отправили на конкурс «Надежда есть», который ежегодно проводят в музее – музее девочки, так похожей на восторженную и мечтательную Ассоль.

В диалоге с режиссером

Почему сегодня нужны «Алые паруса» и почему я была так рада, что будет этот спектакль? Он о вечной судьбе романтиков в нашей стране.

Посмотрите на олицетворение зла в спектакле – они и поют хорошо, и одеты добротно (не как Ассоль в своем нелепом платьице). Но это зло, оно всегда громче, оно всегда ярче, и сегодня оно такое – разве вы не видите? – А.Бородин вам его показал. Оно появилось неожиданно и сразу заполнило все пространство сцены. Оно всегда так появляется – из-за угла и в таком яркой обертке, что даже у Ассоль  порой не хватало мужества выдерживать его натиск. И пока вы молоды, такое искушение будет. Но есть выбор. Обязательно надо верить, и мечта исполнится – но только для того, в ком несгибаемый стержень доброты и сердце, наполненное любовью!

Всегда интересно вести диалог с режиссером. Ведь читая книгу, ты на одно обращал внимание, а режиссер –  на другое. Для некоторых был шок, что паруса стали алыми от бочек пролитого вина. А ведь аромат вина слышится у Черного моря уже тогда, когда там начинают зеленеть виноградники. И поэтому вино там льется рекой.

Это, на мой взгляд, очень интересная находка, этого в тексте нет. И вино можно использовать по-разному. Его можно наливать в бокалы и кричать людям «Горько!» или вспоминать тех, кто ушел безвременно. Как А.Грин с М.Волошином разливали вино и говорили о вечном в наполненном крымскими ароматами Коктебеле.

Еще мы, как зрители, обратили внимание, что в приморской деревне из-за того, что там очень много льется вина и пива, люди не хотят видеть Красоты и совсем не верят в Чудо. У них пелена перед глазами. У Ассоль ее нет, и душа распахнута навстречу всему доброму и чудесному.

Преподаватель, которая была вместе со мной на спектакле, сказала: «Ну, вот все хорошо, только на сцене много темных оттенков». А мне кажется, это не темнота безысходности, а короткие ночные минуты в ожидании рассвета. Ведь стало же светло, когда появились алые паруса!
Цвет спектакля – это цвет той жизни, и в ней только одно алое пятно – Ассоль. Она сама как алый парус. Только люди это не видят. Она как солнечный зайчик, но этого света мало, чтобы люди стали лучше. Один человек ничего не может.

Когда в начале спектакля матросы натягивают канаты, для меня это как будто бы какой-то инструмент человеческой души. Как они легко раскачивают их, как будто готовят меня к тому, что вот так будет сейчас раскачиваться моя душа. Это будто бы эпиграф к тому, что сейчас произойдет.

Грин писал «Алые паруса» пять лет. Вдали от моря, в Петербурге. В те революционные годы было трудно быть романтиком, почти ничего романтического вокруг уже не осталось. Это очень трудно –  иметь богатый мир внутри и все время скрывать свое «я». Грин ведь мог написать гораздо больше. «Алые паруса» - это то, о чем хотелось тогда сказать.
На уроках литературы мы  отдаем предпочтение не учебнику с фрагментами из произведения, а полным текстам: заманчиво  обмениваться книгами с разными иллюстрациями и комментариями. Там редко бывают опечатки, неточности, а вот в учебнике  русского языка для 8 класса общеобразовательных  школ сами дети увидели после знакомства с творчеством Александра Степановича Грина нелепую запись: из романа А.А.(!)Грина. А ведь это не роман. Дмитрий Быков в одном из своих интервью сказал: не относитесь несерьезно к «Алым парусам», это библейская притча. И не случайно Каперна, в которой происходят события, созвучна с названием древнего приморского  города Капернаум, где совершались чудеса.
И когда появляется священнослужитель в спектакле, ты понимаешь, что кого-то это может шокировать, но только не нас, потому что мы говорили с ребятами о том, что это вещь библейская. И появление священнослужителя – это такой маркер, такая метка, что тут будут чудеса.

Финал спектакля может быть разный, а встреча Ассоль и Грея должна быть одна. И тот танец любви, который придумал А.Бородин,  вполне мог бы стать отдельным концертным номером. Это необыкновенное кружение с канатами – переплетением душ. И тот момент в жизни, когда не нужно слов.

Посмотрев спектакль, ты понимаешь, что как бы долго ты ни готовился, как бы подробно не разбирал текст, все равно спектакль будет для тебя чудом.

Ставить урок в команде

Нам  очень хотелось, чтобы «Алые паруса» мы почувствовали с театром  в унисон. И тогда пришла мысль: мы должны сделать кораблик с алыми парусами.  Решили, что сотворить чудо сможем на уроках труда, слушая в эти часы захватывающий текст феерии, но не довели дело до конца – не успели. Было  до слез обидно, что задумка именно так прикоснуться к творчеству Грина разваливается, что постановка нашего спектакля без крепкой команды учителей и учеников невозможна. Ведь то, что происходило с нами, пока мы читали «Алые паруса», – это был кусочек жизни, а не просто  урок. Все, чем мы вместе занимаемся в школе на уроках, нельзя «проходить», надо проживать.
Но ткань на паруса была уже куплена. Это была атласная ткань – не красная, а именно алая, только в одном месте в Балашихе мы нашли этот кусок. И главное, что его хватило ровно на столько косынок, сколько было нужно. В них мы пришли на премьеру.
И наши косынки оказались не случайными. Ведь это была авторская находка Бородина, что из материнского платка – этого ведь тоже в тексте нет – получились алые паруса для маленького парусника Ассоль. И из наших косынок еще могут получиться алые паруса… И вдруг мы однажды запустим его в Аркадии. А почему бы и нет?..

После спектакля

 У нас существует традиция  – писать после  спектакля сочинение-отзыв. У ребят нет временных ограничений для сдачи творческих работ. Нельзя заставить написать сочинение на завтра. Если бы Толстому сказали через неделю сдать «Войну», а еще через неделю «Мир», вообразить себе не возможно, чтобы он справился и сделал что-то талантливое. И тот, кто ставит перед собой такие рамки, никогда не выигрывает. Но ночью после спектакля я стала получать письма от учеников: одно, второе третье, и спать уже было невозможно…

«Меня поразило, в каком оригинальном стиле был преподнесён спектакль. Декорация в середине сцены принимала самые разные облики, то она становилась, домом, то тюрьмой, то прекрасным кораблём, то маяком, то трактиром «Маяк» или просто стеной. Я ещё никогда раньше не видела такой красоты и представляла себе всё совсем по-другому». (Есакова Катя)

«Увлекаясь этим представлением, забываешь всё на свете. Интересно было наблюдать за героями и, в первую очередь, за Ассоль. Как она переносит все издевательства над ней, как прощает отца за убийство человека, как с нетерпением ждет своего Грея и надеется, что когда-нибудь он приплывет к ней». (Тарасова Вика)

«Мне очень запомнилась сцена, где бедная Ассоль ждет уже четыре года корабль с алыми парусами, такая яркая и выделяющаяся среди серых лиц горожан, считающих ее сумасшедшей мечтательницей, поверившей какому-то сказочнику. Ведь и сейчас большинство - приземленные люди, которые не умеют мечтать, а ведь мечта - это палитра красок, которой можно освежить нашу серую будничную жизнь, и в любой мечте всегда есть доля правды...» (Моисеева Таня)

«Вот и закончилось маленькое чудо, которого так не хватало. Не хватало настоящей любви, не хватало невинной, бескорыстной радости и надежды, что какой бы ни была мечта, она обязательно сбудется. Нужно только дождаться. Дождаться того момента, когда всё, чем ты живёшь в своих мечтах и сладких снах, станет материей, которую можно либо потрогать, либо почувствовать, но в любом случае пронести через всю жизнь». (Соловьева Наташа)

А еще после спектакля у нас состоялся разговор на тему: «Какая девочка нравится?» Какую девочку ты выбрал бы себе в подруги, какую хотел бы в первую очередь поздравить с праздником? Мальчики писали в основном «веселая», «радостная» (поэтому так девчонки себя и ведут, громко говорят – они чувствуют, что такая нравится, и так обращают на себя внимание). А девчонки – «красивая» (поэтому они и ходят в бижутерии и косметике – в молодости очень трудно расставить приоритеты).
У Леонида Жарова и Светланы Ермаковой есть книга «Как жить, когда тебе двенадцать? Взрослые разговоры с подростками». В ней целая глава «Какая девочка нравится?»  И первое определение, которое я вычитала в этой книжке – это загадочная, неразгаданная девочка. В человеке должна быть тайна. И это слово мы тоже написали на доске. Не знаю, будет ли польза от этого разговора, но мне важно, что мы об этом тоже говорили, снова вспоминая тайну любви, оберегаемую Ассоль.

Помимо обсуждений, выраженных в словах и на бумаге, у нас в классе на стенде  стали появляться фотографии со спектакля, программки, билеты… Для гимназистов это было незабываемое событие. И когда на очередном родительском  собрании было  рассказано о премьере в  РАМТе   «Думайте о нас» по пьесе Е. Клюева (мы никого не обязываем, и кто захочет, может прийти),  то на следующий день оказалось, что все идут. Но это уже другая история…

Ольга Ладохина
Записала Ольга Бигильдинская