РАМТограф. Центрально-детский Шах
 
 
Выпуск № 6
Март-Апрель 2010 г.
СТРАНИЦА ПАМЯТИ
Центрально-детский Шах
 

Друзья зовут Вас Шахом,
Вы – Шах с большим размахом.
Понятно, не в Иране,
Не подданным на страх.
Вы – Шах в советском плане,
Центрально-детский Шах.
    Фигурою дородной,
    С улыбкой на устах
    Вы – Шах международный
    И очень мудрый Шах.
    И я люблю Вас – ах!
                                А. БАРТО
1963 г. 

Наверное, должен быть особый человеческий склад или черта характера… Нечто, в общем, должно быть особенное в человеке, который выбирает детский театр. Какая-то определяющая счастливая нота, которая на всю жизнь связывает его с детьми. Она и определила судьбу Константина Язоновича Шах-Азизова.

Константин Шах-Азизов родился в Тбилиси в 1903 году. Отец его, Язон Александрович, был ветеринарный врач. Через два года после рождения сына его убили казаки, и матери, Надежде Ивановне Питоевой,  пришлось одной поднимать троих детей. Во время войны их разбросало, и Константин Язонович рос один.

Фестиваль детских театров в Москве. Шахматный стол – подарок ЦДТ от Рижского ТЮЗа. За столом напротив К.Я.Шах-Азизова – директор Рижского ТЮЗа П.О.Рылов. Февраль 1958 года

«Бывают такие страны, где сама почва пропитана театром», - говорит дочь Шах-Азизова, Татьяна Константиновна. И Грузия из их числа. Все там было полно театром в двадцатые годы, когда Константин Язонович, окончив реальное училище, начал играть на сценах любительских театров. Oчень скоро с группой увлеченных театром друзей он организовал Первый пролетарский театр Комсомола Грузии, широко посещавшийся молодежью, был заместителем председателя бюро театра, а также много играл под псевдонимом Константина Муромцева. Он еще долго потом не оставлял сцену, исполняя в основном  характерные и комедийные роли.

Фестиваль детских театров в Москве. Тюзовцы Алма-Аты облачают
К.Я.Шах-Азизова в свои подарки. Февраль 1958 года

Параллельно с работой он учился в Драматической студии им. А.С. Грибоедова. Это было не то место, где давали дипломы о высшем образовании, зато давали навыки профессии и – возможность  играть. Так и получилось, что Константин Язонович учился театру сразу на собственном опыте, одновременно и проходя испытание на пригодность.

Фестиваль детских театров в Москве. Вручение диплома художественному руководителю Ленинградского ТЮЗА А.А.Брянцеву. Февраль 1958 года

Разбираясь с трудностями, возникавшими при организации театра, он узнал его полностью – секретов не осталось. Впоследствии Константин Язонович, как директор театра, понимал не только материальную сторону дела, но мог разобрать спектакль, выбрать пьесу, помочь драматургу, пригласить актера, направить режиссера. Он мог все, потому что прошел все ступени снизу доверху. В сохранившихся протоколах заседаний Художественного совета ЦДТ Шах – наравне со всеми, дает советы; к ним прислушиваются.

Встреча коллектива ЦДТ с писателем Василием Быковым.
Слева от К.Я.Шах-Азизова В.Д.Быков

Константин Язонович работал в Грузии неутомимо, и многое успел там сделать. Вместе с товарищами он открыл первый детский театр в Закавказье, русский ТЮЗ в Тбилиси. В то время  в стране было множество беспризорников, и остро стоял вопрос, чем занять этих детей, как повысить их грамотность и культуру. Театр эти вопросы отчасти решал.

На обсуждении спектакля «Кошкин дом» в школе № 113. Слева от
К.Я.Шах-Азизова – С.Я.Маршак

В 1933-1945 годах Шах-Азизов был директором и художественным руководителем Русского драматического театра имени Александра Грибоедова  и успел сделать его знаменитым на весь театральный мир.
Но потом судьба снова вернула его к детскому театру. После войны он был переведен в Москву, на пост директора ЦДТ.

Со зрителями после спектакля «Король Матиуш I»

Это был театр с хорошими традициями, любимый своими зрителями. Среди культовых спектаклей  40-х годов были сказки Самуила Маршака, «Город мастеров» и «Снежная Королева» Ставилось немало  «школьных» пьес, в которых решались такие  «острые»  проблемы, как, например, - носить красный галстук или не носить; решались конфликты на уровне «хороший пионер – плохой пионер». Но когда в спектакле были заняты лучшие актеры, они могли спасти что угодно. Кто сейчас помнит пьесу «Красный галстук»? А роль Валентины Сперантовой в ней – помнят.
Театр постепенно раздвигал границы, он всегда находил время поговорить с юным зрителем по душам.

Выступление, посвященное 50-летию Советского театра для детей.
18 августа 1969 года

В ЦДТ Константина Язоновича прозвали Шахом. Строгий и властный в деле, авторитарный руководитель, Шах был в других вещах по–кавказски  компанейским человеком, широким, открытым для друзей и очень детолюбивым. В театре была знаменитая педагогическая часть, так называемый зрительский актив, работал юношеский Клуб любителей искусств. Молодые зрители обсуждали спектакли, встречались с актерами, режиссерами, драматургами,  поэтами, им читали лекции по истории театра. Для одних Клуб стал серьезным дополнительным образованием, для  других на всю жизнь определил круг культурных интересов.

С юными зрителями после спектакля

Шах был убежден в важности этого  Кроме прочего, не у всех детей есть дома настоящая связь и взаимопонимание с родителями. Детский театр обязан был восполнять это. Необходимо было ориентироваться и на родителей, и на педагогов. Проблемой для  театра были массовые школьные походы. Случались разные казусы. К примеру,  спектакль «Снежок» про притесняемого афроамериканского мальчика актеры  порой  боялись играть – дети, переживавшие за беднягу, в порыве сострадания  могли начать стрелять в притеснителей Снежка гвоздями из рогаток. Нужно было  воспитывать в них культуру посещения театра.

С коллегами. В первом ряду вторая слева режиссер ЦДТ А.А.Некрасова, крайняя справа –главный режиссер ЦДТ М.О.Кнебель

Шах обладал удивительным чутьем на талантливых людей. Многим судьбам он помог сложиться. Еще в Тбилиси он приютил в своем ТЮЗе юного Георгия Товстоногова, у которого арестовали отца. Позже дал ему режиссерский дебют в театре им.Грибоедова. А потом, уже  в Москве,  пригласил в ЦДТ на постановку.
«Мне повезло, - писал Товстоногов. – Я начинал свой путь вместе с ним, и лучшим в себе я обязан ему».

В середине пятидесятых Шах привел в ЦДТ Марию Осиповну Кнебель, которая стала главным режиссером театра и вдохнула в его стены новую жизнь. Под  их общим руководством театр расцвел и скоро начал задавать тон всей театральной Москве.
В репертуар вошла серьезная классика и новые авторы – в первую очередь, Виктор Розов. Он был одним из тех, кого заметил и пригрел Шах.

На встрече с Клубом искусств. Артист ЦДТ А.М.Щукин, драматург В.С.Розов, К.Я.Шах-Азизов

Розов рассказывал, как он, голодный и никому не известный, принес в ЦДТ свою первую пьесу «Ее друзья», и ее сходу запретили:
«Я пришел в театр, сообщил, что пьесу запретили, а К.Я. спокойно (он был спокойный, вальяжный) мне говорит: «Виктор Сергеевич, договор-то уже составлен, поднимитесь наверх в бухгалтерию, возьмите 25 процентов». От какой суммы, не помню, но рублей было 800 – по моему тогдашнему состоянию огромные деньги. Я говорю: как же, мол, возьму, раз пьесу запретили? – «Ничего, ничего, поднимитесь, возьмите». Я предупредил, что истрачу и проем эти деньги, и уже не смогу вернуть. – «Ничего, ничего, кушайте, ешьте, не беспокойтесь».

 

Празднование 50-летия ЦДТ.
28 декабря 1971 года.
Поздравления коллег

Я, до некоторой степени стесняясь, взял эти деньги и действительно их проел. Пьесу переделывали, работали над ней, снова отнесли в Главлит. Я туда съездил: нет, ставить эту пьесу нельзя, запрещаем. Снова иду в театр и говорю К.Я. о запрете. – «Да-да, я уже слыхал, Виктор Сергеевич. Поднимитесь опять наверх, возьмите еще 25 процентов». Я говорю, что это невозможно, и эти деньги никогда не верну. «Не беспокойтесь, не беспокойтесь». Что ж, я пошел и взял деньги…»

Открытие мемориальной доски в нижнем фойе театра

Пьесу не разрешали до самой премьеры. И только после того, как закончился спектакль, выяснилось, что разрешение подписали. Что произошло, что именно и как сделал Шах, осталось неизвестным»

Шах взял в театр Олега Ефремова, которого не приняли во МХАТ из-за «нетипичного лица».

Из Рязани он  пригласил молодого режиссера Анатолия Эфроса и предоставил ему все ресурсы театра.
Тогда в шутку называли их всех театральной семьей: папа Шах, мама Кнебель, дядя Розов и ребята – Олег и Толя.

Вручение Ордена Ленина Центральному детскому театру. 20 февраля 1970 года. Председатель Президиума Верховного Совета РСФСР В.А.Яснов, директор ЦДТ К.Я.Шах-Азизов, артисты театра И.Д.Воронов, В.А.Сперантова

Режиссер Адольф Шапиро вспоминал:
«Константин Язонович собрал славную компанию. Недаром с таким почтением говорили – Шах пришел, Шах сказал, Шах велел. Он и впрямь походил на Шаха. Мудрый, степенный, рассудительный, неспешный, полный собственного достоинства. Гостеприимный, ценящий беседу, с хитрецой, располагающий к себе тихой улыбкой. Говорил так, будто знает о тебе все. Иногда чуть заговорщицки – мол, только между нами. Речь тихая, плавная, слова простые, нанизываются, как мясо на шампур.

С ветеранами театра на открытии мемориальной доски в нижнем фойе. В третьем ряду второй слева
К.Я.Шах-Азизов

Когда этот невысокого роста человек шел по фойе, складывалось впечатление – великан!.. Шах властвовал с необходимой твердостью. При этом незавершенная мысль, ошибка, дерзкая идея – имели право на существование. У него в театре не обламывали у молодых крылья, у каждого было право на собственный полет».

При нем в театре был девиз «Учитесь любить актера». Он любил своих актеров, режиссеров, драматургов и всех работников, поддерживал и опекал, выбивал квартиры и звания, давал возможности для творческого роста.

50-летие ЦДТ 27 декабря 1971 года. В прошлом артист и директор Малого театра М.И.Царев, Н.И.Сац, С.В.Михалков, К.Я.Шах-Азизов

В середине шестидесятых начала свою работу Международная ассоциация театров для детей и юношества (АССИТЕЖ). Она ставила своей целью развитие искусства для детей, объединение деятелей детского театра в мире, обмен опытом и пьесами, организацию международных гастролей и фестивалей детских театров.
Константин Язонович с самого начала был вице-президентом, затем – Президентом, возглавлял Советский центр АССИТЕЖ.
На Генеральной Ассамблее АССИТЕЖ в США в 1972 году ему присвоили пожизненное почетное звание Заслуженного Президента АССИТЕЖ.

Шах оставил пост директора в 1974 году

Анна Синяткина

В честь Шаха

Эти стихотворения написаны в честь Константина Язоновича Шах-Азизова разными поэтами, в основном, к юбилейным датам. Стихи любезно предоставлены Татьяной Константиновной Шах-Азизовой.
Оригиналы находятся в архиве Бахрушинского музея.

 

С.МАРШАК

Мой внук и мой портрет к тому ж
(Ему перевалило за три)
Спросил у тети: где Ваш муж?
- Он на работе. – Где? В театре.
Но, услыхав такой ответ,
Малыш сказал наивной тете:
- Работает в театре? Нет!
Работать надо на работе!
Мой милый внук не сознает,
Какое множество забот
Лежит в основе тех сюрпризов,
Что юным зрителям дает
В своем театре Шах-Азизов.
Не выходил он никогда
В театре к зрителям на вызов,
Но сколько честного труда
Вложил в театр Шах-Азизов!
Мы не подносим в юбилей
Ему портфелей и сервизов,
Но говорим: пусть много дней
Советских радует детей
Неутомимый Шах-Азизов!
1935г.    

Под гром рукоплесканий Шах-Азизов
Из-за кулис не выходил на вызов.
Зато теперь, справляя торжество,
На авансцену вызовем его.

Он столько лет за сценой служит сцене
И отдал половину этих лет
Театру самых младших поколений,
Театру тех, кто нам идет вослед.

Как на дрожжах, растут у нас ребята,
И Шах-Азизов бережно из них
Воспитывает зрителей для МХАТа,
Для Малого театра и других.

И потому любой театр советский,
Все драматурги – в прозе и стихах –
Приветствуют тебя, Центральный детский,
Которым правит умный, добрый, Шах!
1963г.

М.СВЕТЛОВ
(экспромт-ответ Маршаку на юбилее 1963 г.) 

Искал я рифму на «Азизов»,
Нашел ее мгновенно – «вызов».
Но, к сожаленью, точно так
Его зарифмовал Маршак.
Рифмуйся же, моя строка,
Не хуже, чем у Маршака!
Капели падают с карнизов,
К друзьям весенний день приблизив, 
Преследователь блюдолизов,
Лишен директорских капризов
Под сенью творческих девизов,
Любитель бури, а не бризов,
Похож осанкой на маркизов,
Материал для Изогизов,
Свой темперамент не понизив,
Справляет юбилей Азизов.
Я думаю – моя строка
Точнее, чем у Маршака!
1963 г. 

З.ГЕРДТ и «образцовцы»

Шли эпохи, шли минуты,
Шли секунды и века,
Только что-то почему-то
Нам не нравилось пока.

Не давило нам,
И не жало нам,
И чего-то вроде как-то
Не хватало нам…  

Век ХХ-й бросил вызов,
Бросил вызов, кликнул клич
И родился Шах-Азизов, Константин Язонович!

И в театре каждый шаг, шаг, шаг
Раньше всех ступает Шах, Шах, Шах!
Знаменит на целый мир
Добыванием квартир.

Виктор Розов пьесы – во! –
Пишет только для него,
Под егорукой пророс
Обожаемый Эфрос.

Рады зрители, 
И родители,
И художественные
Руководители.

И у всех артистов
Дух новаторства неистов,
И фантазия богата,
И зарплата, как у МХАТа!

И все это – ох и ах!-
Сделал милый, добрый Шах!
Эх! Ох! Ух! Ах!
Даже звон стоит в ушах!

1963 г.(Мотив из «Чуковского»).

 

Выражаем искреннюю благодарность
Татьяне Константиновне Шах-Азизовой
за помощь в подготовке материала