РАМТограф. Анна Ковалева: «День неудачный, если я не насмеялась до слез»
 
 
Выпуск № 5
Февраль 2010 г.
ПОРТРЕТ
Анна Ковалева:
«День неудачный, если я не насмеялась до слез»
 

Справка:
Анна Ковалева
В 2005 году закончила РАТИ (мастерскую Алексея Бородина), по окончании принята в труппу РАМТа. Играет в 15 спектаклях текущего репертуара, среди которых: «А зори здесь тихие…», «Берег утопии», «Красное и черное», «Самоубийца», «Чисто английское привидение», а также премьеры нынешнего сезона – детские спектакли выпускников Мастерской Сергея Женовача «Как кот гулял, где ему вздумается», «Почти взаправду», «Волшебное кольцо» и «Бесстрашный барин». До конца театрального года выйдет еще одна постановка с участием Анны – сказка Владимира Богатырева по Евгению Клюеву «Думайте о нас» – в которой она сыграет Фею Счастья.

Джеки в спектакле «Чисто английское привидение»

От созданных ею персонажей будто солнечные зайчики разбегаются – так смотреть на них бывает весело! И на озорного мальчика Джеки из «Чисто английского привидения», и на практично-романтичную Белку из «Почти взаправду»… И даже глядя на злодейства Нечисти из «Бесстрашного барина» хочется смеяться, а не бояться!
В каждой из созданных ею ролей есть какой-то сгусток энергии, какой-то задор и невероятное желание жить, выплескивающееся через край. Наверное, потому она так органична и желанна во всех детских постановках театра. А, может, еще и потому, что ей невероятно близко и дорого все, связанное с детством: «Все впечатления и эмоции, полученные мною в те годы – основа меня.  Мое детство было счастливым…»

… Я была окружена невероятной любовью родителей. А старшая сестра всегда была моим близким другом и советчиком. Мне кажется, что очень важно иметь брата или сестру, друзей. Это же столько незабываемых эмоций! К счастью, в моей жизни были и есть настоящие друзья.
С соседом по лестничной площадке мы были просто «не разлей вода», ходили друг к другу в гости и жили почти одной семьей. Сколько мы всего выдумывали, никогда не уставали друг от друга, мы вообще жили в каком-то ином мире, мире фантазии, беспрерывной игры. Я уже тогда знала, что такое предлагаемые обстоятельства.

Помню, нам было лет по 11, заходим на кухню – перекусить, а на столе от праздничного обеда осталась пол бутылки вина. И я, не долго думая, озвучиваю предлагаемые обстоятельства: «Мы – два ковбоя, давно не виделись, встреча в баре, поехали!» Под беспрерывный хохот бутылку мы допили. Помню, друг так и уснул на игрушках, в полночь раздался тревожный звонок в дверь, на пороге возникла испуганная мама: «Аня, где мой сын???»
И я очень хорошо помню свое эмоциональное потрясение, когда мы катались на велосипедах, и вдруг он сказал, что навсегда уезжает в Америку, потому что его отца отправляют туда работать.

Бабушка – отдельная книга в моей жизни. Она была удивительная женщина, с таким мощным волевым характером, всем заправляла в бытовом и эмоциональном плане и, бесспорно, была лидером среди трех мужчин: мужа и двух сыновей. Нас с сестрой любила невероятно! Когда бабушки не стало, я сильно переживала, что-то вдруг оборвалось, потому что я всегда чувствовала ее присутствие и бесконечные молитвы за нас…

Дедушка Анны Юрьё Хумппи

А мой дедушка по маминой линии – народный артист РСФСР Юрьё Хумппи – играл  в Финском драматическом театре в Петрозаводске и был очень известен в Карелии. Он был актером-самоучкой и при этом очень образованным человеком. К сожалению, дедушка умер за три года до моего рождения, но я очень сильно верю в связь поколений и считаю, что часть дедушки присутствует во мне. Мама рассказывала, как он много читал, как по утрам выходил из дома к Онежскому озеру и на берегу учил роли.

Дедушка Анны Юрьё Хумппи

Он был на все руки мастер – в общем, талантлив во всем. К тому же увлекался живописью, и у нас сохранились некоторые его картины, написанные маслом. Дедушка был очень остроумным человеком, много шутил и по рассказам мамы я чувствую, насколько это был близкий мне человек…

- Ваши родители связаны с театром?

Мой папа – физик. А мама получила музыкальное образование. По специальности она педагог фортепиано. Она очень много лет работает в детском саду музыкальным руководителем, своими руками делает декорации, пишет сценарии, потрясающе рисует.

- Когда же и почему у Вас возникло желание связать свою жизнь с театром?

Коробочка в студенческом спектакле «Мертвые души»

- В том, что буду актрисой, я даже не сомневалась. Правда, учась в лицее, я увлекалась фотографией. И был момент, когда мы с мамой, прихватив мои работы, пошли во ВГИК поступать на операторский факультет! Там со мной очень долго разговаривали, пытаясь понять, почему я пришла именно к ним, знаю ли я хотя бы одного оператора и смогу ли поднять камеру. В итоге, часовая беседа с деканом убедила меня, что мне лучше остаться оператором-любителем.

Аккомпаниатор в дипломном спектакле «Вас вызывает Таймыр»

Все детство я занималась в музыкальной школе. Это, кстати, мне очень помогло потом в работе, когда нужно было по роли играть на фортепьяно. Например, в дипломном спектакле «Вас вызывает Таймыр». Роль совсем была маленькая. Две женщины – певица и аккомпаниатор (которого играла я) – репетируют концертный номер перед показом. Главный герой (Рома Степенский), должен был нас прослушать. И каждый раз нам что-то мешает: то кто-то врывается в аудиторию, то певица делает лишнюю паузу. В общем, идет ряд неудачных попыток исполнить романс от начала до конца. Действие периодически переключается на главного героя и других персонажей, а мы продолжаем существовать в зоне молчания.

Коробочка в студенческом спектакле «Мертвые души»

Чтобы чем-то занять себя на втором плане, мне разрешили делать, что захочу. У меня было много наблюдений в музыкальной школе, и мне очень хотелось привнести это как-то в образ. Я обожаю мелочи создания образа! Я решила, что моя героиня будет армянская женщина, и подрисовала себе усики. Нашла сумку, какое-то старое платье, колготки, принесла авоську, куда я молоко положила, макароны, сушки, якобы я на рынок уже сходила. Периодически у нас возникал немой конфликт с певицей, я ей показывала на время, что мне мол некогда рассиживаться, и на нервной почве курила Беломор.

Аккомпаниатор в дипломном спектакле «Вас вызывает Таймыр»

Во время репетиций на нас начали обращать внимание наши партнеры: «Ой, так здорово вы там существуете!» А во время премьеры на первой же нашей сцене начался гомерический смех.
Мой педагог по музыке, посмотрев запись спектакля, была очень удивлена, что я так раскрепощенно (может, оттого, что я была в образе) исполняла довольно сложную фортепианную партию, ведь в музыкальной школе я ужасно боялась выступать. С утра перед экзаменом у меня начинали трястись руки, меня бросало в холодный пот. А когда называли мою фамилию, у меня сразу подкашивались колени. На концертах я была очень скована и зажата. Не было того чувства, которое возникает сейчас в театре, когда ты испытываешь трепет ожидания, волнение со знаком «плюс», желание преподнести в лучшем свете все, что можешь. А тогда был жуткий страх перед сценой. Хотя в жизни я была совсем другим человеком.

- История Вашего поступления  - долгая и трудная?

- В десятом классе я пришла на подготовительное отделение на курс Владимира Алексеевича Андреева. Там у меня сложились очень теплые отношения с  педагогом по мастерству – актрисой театра «У Никитских ворот» Марией Юрьевной Кайдаловой. Когда начались прослушивания, она предложила мне на них прийти, а одиннадцатый класс сдать экстерном. И я решила попробовать. Дошла до конкурса, но дальше поступать не стала и уехала отдыхать – думала, что раз так все просто, то поступлю, куда угодно. И на следующий год пришла на курсы к Алексею Владимировичу Бородину.

Женщина в спектакле «Как кот гулял, где ему вздумается»

А с педагогом этого курса Ольгой Дмитриевной Якушкиной у меня не сразу завязались теплые отношения. Когда я показывала ей наблюдения, ей нравилось. Но она говорила: этого мало, ты должна обучаться профессии, существует система и такие понятия, как событие, действие...
Потрясением было последнее занятие, когда Ольга Дмитриевна устроила нам прослушивание – вместо первого тура. И по его окончании сказала: мы берем шесть человек. Называет фамилии, но моей среди них нет! То есть я не прохожу в мастерскую Бородина! Меня как будто на корню подрубили! Но когда я подошла к ней, она дала мне последний шанс. «Если хочешь, приходи завтра за полчаса до первого тура, я с тобой позанимаюсь». Я в тот день готовлюсь, собираю все свои силы, и … опаздываю! То есть упускаю тот шанс, который мне дали. Мне говорят: «Ну, опоздала, пойдешь с первой пятеркой». Я не знаю, что случилось, но мне кто-то дал такой пинок изнутри, что я даже сама от себя не ожидала такого – как-будто меня подменили. И уже с первого тура я почувствовала симпатию ко мне со стороны всех педагогов. К тому же на третьем туре были мои любимые наблюдения. И тут уже все мои страхи и сомнения исчезли.

- А за кем Вы любили наблюдать?

В спектакле «Бесстрашный барин»

- Почему-то у меня было очень много наблюдений в поликлинике.
А самое первое актерское наблюдение в полном смысле этого слова было такое. Мы ездили в Карелию к маминым родственникам. Там глухая деревушка, безумной красоты природа. Мне сразу запомнилась одна пожилая харизматичная женщина: от нее просто глаз нельзя было оторвать. Столько разных эмоций выражала ее подвижная мимика, выразительная жестикуляция, завораживающий низкий тембр голоса. Как-то раз после бани она, разрумяненная, сидела в чистой кофточке, в шальке, носочках за столом, выпила две рюмки водки и стала петь о бескрайних просторах Байкала, при этом еще плакать, и в этом было столько жизни! Меня так поразил этот образ и запечатлелся надолго. Вернувшись в Москву, я показывала наблюдение за этой старушкой на занятии мастерства: как она сидела за столом, что-то рассказывала, – скопировала ее мимику, движения рук, голос, манеры, потом после рюмочки запела эту песню «про бродягу» и плакала. Помню, испытала настоящее счастье от перевоплощения, как-будто она жила во мне в это мгновение.

Коробочка в студенческом спектакле «Мертвые души»

А потом Ольга Дмитриевна дала мне роль Коробочки. И ее прообразом тоже стала та женщина. Кстати, с Ольгой Дмитриевной у нас сложились очень близкие отношения. Я очень люблю ее и как педагога, и как человека. Этот спектакль был для меня, наверное, самым трепетным, самым близким за все годы учебы в театральном. Моими партнерами тогда были Женя Потапенко (играл Чичикова), Саша Серов (Ноздрева), Тарас Епифанцев (Собакевича).

- Кто еще из нынешних актеров РАМТа учился вместе с Вами на курсе?

- Диана Морозова, Виталий Тимашков, Леша Мишаков, Прохор Чеховской, Рома Степенский.

- Когда Вы учились в театральном, уже смотрели какие-то спектакли РАМТа?

- Да, смотрела очень много. А на втором курсе меня уже ввели в «Тома Сойера», а потом мы выпускали «Волшебника Изумрудного города». Очень мне нравился спектакль «Сотворившая чудо», несколько раз его смотрела. Обожала «Роман с кокаином».

- Вы хотели именно в РАМТ прийти после института?

- За время учебы все педагоги стали для меня очень родными людьми, да и в театре складывались хорошие отношения с артистами, потом меня всегда прельщала уютная и домашняя атмосфера РАМТа. Когда Алексей Владимирович предложил мне стать частью этого коллектива, я согласилась, не думая.

- Какие сыгранные в первые годы роли были Вам наиболее интересны?

 - Одним из первых был спектакль «Самоубийца», мне очень повезло, что я встретилась в работе с таким  интеллигентным человеком, как Вениамин Борисович Смехов. Репетиции с ним были большим счастьем. Это потрясающей внутренней организации человек, с ним настолько было приятно работать, он все очень понятно объяснял, приводил много интересных жизненных примеров. И все в спектакле преподнесено с таким юмором, с такой отдачей уникальной. Сначала мне трудно давались персонажи Тик и Так. Я немножко не понимала, какую мы несем смысловую функцию, ведь у Эрдмана нет этих персонажей. Но сейчас я уже хорошо понимаю, что к чему и для чего в этом спектакле, очень его люблю и свою роль тоже. Там целая палитра образов, для актера – это большая удача. По прошествии нескольких спектаклей Вениамин Борисович похвалил меня, сказал, что я с каждым спектаклем росту в роли, для меня это очень ценная похвала. Это важно – не повторяться в каждом спектакле, не останавливаться, а искать и развиваться. К тому же, это потрясающая литература. Такой текст должен звучать со сцены, его должны слышать люди.

Джеки в спектакле «Чисто английское привидение». В роли Дженни – Дарья Семенова

А моя первая большая работа была в «Чисто английском привидении», я всегда любила перевоплощения, и мне было интересно сыграть мальчика со всем его жизненным восприятием, его взаимоотношения с сестрой, у нас потрясающий тандем с Дашей Семеновой. Мы сначала долго искали образы детей, пробовали манеры современных рэперов, но потом поняли, что это не то. И как-то совершенно случайно, проходя одну сцену, мы вдруг придумали очень смешную походку, и это был какой-то толчок к зерну роли, к пониманию, что надо делать, и появилась легкость какая-то. Так часто бывает, когда крошечная деталь рождает всю роль.

Белка в спектакле «Почти взаправду». Муравей – Сергей Печенкин

- Вы переносите свои личные детские ощущения на роли в детских спектаклях?

- Конечно, например, в спектакле «Почти взаправду» я играю Белку – это такой очень наивный непосредственный ребенок. Там, где я играю детей или схожих по детскому восприятию героев, естественно, во мне живет ребенок. Во мне вообще часто живет ребенок. И такое восприятие жизни очень здорово раскрепощает.

- Раз Вам так близка детскость восприятия, то и участие в детских спектаклях, наверное, имеет для Вас какое-то особое значение?

Мама в спектакле «Волшебное кольцо» . Собака – Михаил Шкловский, Ваня – Роман Степенский, Кошка – Мария Рыщенкова

- Я не делю свои спектакли на детские и взрослые. И я очень, очень не люблю, когда слово «сказка» произносится с каким-то уничижительным восприятием. Потому что в нашем театре детские спектакли репетируются на очень высоком, профессиональном уровне. У нас сейчас все четыре детские спектакля «женовачей» (проект РАМТа «Молодые режиссеры – детям», котором участвуют выпускники Мастерской Сергея Женовача – прим. ред.) играются в маленьком формате – очень близко к зрителям, ты всегда видишь их глаза, и всегда видишь взрослые глаза, они абсолютно такие же, как детские, - полные восторга. Это очень трогает.

Мама в спектакле «Волшебное кольцо» . Собака – Михаил Шкловский, Кошка – Мария Рыщенкова

Сейчас я очень жду выпуска «Волшебного кольца». Сложные задачи ставились режиссером, потому что это не драматургия, это шесть листов прозы. Причем, не в диалогах: «Ваня пошел, увидел, мужик давит змею…». Поэтому мы все сочиняем сами. Но эти импровизационность и соавторство присущи всем четырем работам.
Очень интересно работать с «женовачами». Я благодарна всем, кто принял в этом участие, и тем, чья это была идея.
Когда я училась в театральном, я с большим интересом наблюдала за мастерской Женовача, смотрела спектакли их курса. И театр, который Сергей Васильевич создал, со своими выпускниками, с нашим параллельным курсом, замечательный! И естественно, мне было приятно, пусть косвенно, но все равно получить мастер-класс от Сергея Васильевича.

- Расскажите еще о важных для Вас спектаклях РАМТа?

Катюша в спектакле «А зори здесь тихие…»

- Конечно, это «А зори здесь тихие…». Когда я вводилась в спектакль, то играла маленькую роль Катеньки, но присутствовала на репетициях всего материала. А потом уже стала играть Галю Четвертак. Эта работа требует большой концентрации и раздирания себя изнутри. Потому что моя героиня – загнанный, забитый детдомовский ребенок. Ты пытаешься внутренне это прочувствовать, по-настоящему понять, ставишь себя в ситуации, когда действительно нечего есть, нет благополучной жизни, родителей. Есть только непреодолимое желание вырваться, совершить поступок. Я считаю, что такие спектакли очень важны. Ни в коем случае нельзя забывать того, что у нас очень мало остается ветеранов. Эти люди заботились о поколениях, они самозабвенно боролись за Победу, в них жил такой патриотизм, такая сила воли и сила духа. Очень жалко, что спектакль наш так редко идет.

Варенька Бакунина в спектакле «Берег утопии»

И, конечно же, очень важна для меня работа в «Береге утопии». Я безумно счастлива, что Алексей Владимирович занял меня в этом спектакле в роли Вареньки Бакуниной. Работа над ролью так же была трудной, потому что действие развивается очень быстро: ты только что была за обеденным столом в кругу семьи и вот ты  уже ждешь ребенка и замужем. В следующей сцене у тебя уже родился ребенок,  и буквально тут же под влиянием брата порываешь с мужем. У тебя умирает сестра, и ты уезжаешь с ребенком заграницу, а потом снова возвращаешься в семью. Представляете, какую жизнь нужно прожить за минутное переодевание за сценой.

Варенька Бакунина в спектакле «Берег утопии»

Важно и то, что это спектакль об известных личностях нашей истории. Нужно было много узнавать, чтобы понимать, что это за эпоха, что за люди, какие у них были интересы, какие они испытывали эмоции, какова природа их чувств. Важно было проникнуться духом той эпохи. И думаю, этот дух был близок людям, все время стремившимся искать, несмотря на бесконечное количество препятствий на жизненном пути. Мне лично близок дух бесконечного поиска, дух страсти к жизни.

- Расскажите о Вашей работе в спектакле «Красное и черное»?

Матильда в спектакле «Красное и черное»

- Роль Матильды мне очень дорога – я обожаю роман Стендаля. К сожалению, инсценировка романа оказалось очень сжатой, и для раскрытия образа, конечно, не хватает кульминационных сцен в тюрьме, где Матильда всеми мыслимыми и немыслимыми способами пытается спасти возлюбленного. Какой настоящий спектакль она разыгрывает из этой драмы: эта каждодневная смена траурных нарядов, бесконечные слезы, героизм, эпатаж, тщеславие и в конце – торжественное захоронение головы Сореля. Да, она любила его самоотверженно, всем сердцем, но сколько за этим стоит самолюбия, непреодолимого желания войти в историю! Удивительно противоречивый и многогранный образ.

- Для Вас Важно, что Вы играете? Автор важен для Вас?

- Конечно. Хороший автор – это всегда важно. Я мечтаю, конечно же, соприкоснуться с Чеховым, Достоевским. С Гоголем – моим любимым автором. Пока у меня не было такой возможности в театре.

- Какую литературу Вы любите?

- В последнее время увлечена творчеством Томаса Манна. Обожаю роман братьев Гонкур «Жермини Ласерте» – раньше я очень хотела сыграть такую героиню. Очень интересное произведение – «Тереза Ракен» Эмиля Золя. Из любимых - «Опасные связи» Шодерло де Лакло, «Госпожа Бовари» Флобера. Ну и, естественно, русская проза и драматургия: Достоевский, Чехов, Шолохов, Бунин, Набоков, Платонов.

- На сцене из Вас буквально хлещет энергия. Откуда Вы черпаете силы?

- Если день прошел удачно, даже если было два или три спектакля и еще репетиции, тогда, как ни странно, меня хватает и на домашние дела, и на бесконечные разговоры о том, что произошло за день. Многие приходят домой и замыкаются, лишь бы отдохнуть, а во мне сидит какой-то моторчик, который меня все время заводит, и мне сложно угомониться.
Меня часто посещают саморазрушающие мысли. Но дурное настроение все равно быстро сменяется хорошим.
Вообще, мне очень близки итальянцы. Моя родная сестра живет в Италии с мужем и двумя детьми, поэтому у меня есть прекрасная возможность каждый год ездить туда, питаться этим духом. Я обожаю Италию! Обожаю манеру итальянцев громко говорить, их внутреннюю свободу, позитив. Итальянское кино для меня тоже много значит. Джульетта Мазина – это мой кумир. Очень люблю Марчелло Мастрояни, Анну Маньяни, Софи Лорен.

- А Ваши любимые итальянские фильмы?

- «Самая красивая» Висконти, «Брак по-итальянски», очень люблю Федерико Феллини, его «Дорогу». Какой это был человек! Очень много смотрела интервью с ним и с его супругой Джульеттой Мазиной. Это был удивительный тандем, столько в нем было энергии! Жаль, что у них не было детей.

- А у Вас уже есть дети?

- Пока нет, но я считаю, что дети - это ни с чем не сравнимые эмоции. Я же вижу свою сестру, своих коллег по работе, у кого недавно произошло пополнение в семействе, вижу, что с ними происходит, как это в корне меняет их жизнь, перестраивает все их внутреннее существование. И, естественно, эти живые эмоции важны и для жизни, и для профессии. Мне кажется, что пережить радость материнства очень важно.

- Вы сейчас репетируете роль Феи Счастья в спектакле «Думайте о нас», а что для Вас  – счастье?

Белка в спектакле «Почти взаправду». Муравей – Сергей Печенкин

- Я часто думала над этим вопросом и поняла, что для меня счастье - это мгновение. Простые мгновения восприятия солнца, природы, запаха снега. Счастье после спектакля. Счастье во время спектакля. Какие-то проникновения. Например, когда я играла Коробочку, для меня было бесконечным счастьем находиться внутри роли – такой был восторг внутренний. Я действительно получаю удовольствие от многих мелочей, и я часто вспоминаю минуты, когда была счастливой.

Женщина в спектакле «Как кот гулял, где ему вздумается». Кот – Алексей Мишаков

Среди них очень много моментов, связанных с детством. Очень важно иметь такие воспоминания, когда что-то в жизни не получается. А еще счастье для меня – это смех, смех от души. Как-то раз одна моя знакомая сказала, что день для нее прожит зря, если она не поплакала, а я скажу иначе: для меня день не очень удачный, если я не насмеялась до слез. Пару минут здорового смеха – и все лишнее, омрачающее твою жизнь отметается, ты чувствуешь полноту и радость жизни.

- Есть люди, на которых Вы ориентируетесь в профессии?

Женщина в спектакле «Как кот гулял, где ему вздумается». Сцена из спектакля

- У нас в театре очень много актеров, которые занимают большое место в моей жизни. Я иногда смотрю на своих партнеров и думаю: они действительно как мои братья и сестры, настолько родственные я испытываю к ним чувства. И я учусь, глядя на них. Важно смотреть спектакли. И в РАМТе, и в других театрах. Я, например, обожаю театр Додина, у его очень хорошая сплоченная труппа, охваченная одной общей идеей и смыслом. Хорошее кино смотреть тоже важно.

- А что Вы смотрите, кроме итальянского кино?

- Бергмана, Иоселиани, Вонга Кар-Вая, Кустурицу. С Мерил Стрип люблю все фильмы. Одним из последних моих потрясений был фильм с ее участием «Истинные ценности». Она великая актриса! И я очень не люблю современные комедии ни про что и ни о чем. Я терпеть не могу смотреть кино, чтобы расслабиться. Мне обязательно нужно, чтобы был смысл, чтобы я на протяжении фильма думала, сопереживала, нервничала. Я не люблю кино, под которое очень хорошо усваивается пища.

- Самой Вам интересна сфера кино, телевидения? Почему в вашей творческой биографии только театр?

-У меня был небольшой опыт работы и в сериалах, и в кино, но судьбоносного значения это не имело. Я не очень переживаю, что не снимаюсь, сейчас так много на экране бессмыслицы, пустоты, зачем тратить на это время? Очень люблю старые фильмы, добрые советские комедии. И я жалею, что я там не снималась, что у Феллини не снимусь никогда…
Естественно, мне хотелось бы поработать в каком-нибудь большом кино у хорошего режиссера. У Лунгина, например. Но театр для меня все равно – главное, я очень дорожу своими работами здесь; процессом, творчеством, тем, ради чего я шла в эту профессию.
И еще я занята в антрепризном спектакле по произведению Клода Манье «Блэз», он идет под названием «Удачная сделка или сватовство». Как ни странно для антрепризы, мы репетировали очень долго – девять месяцев. И, если бы это было очень непрофессионально, я бы не согласилась принимать в ней участие.

- В актерской профессии нужно ясно представлять, что ты хочешь, какие роли ждешь? Важно мечтать?

- Мечтать обязательно! И верить. И, конечно, ставить цели. Чего хочется мне? Много работать, получать интересные роли, все время быть в процессе, поиске.
В последний год у меня много работы и почти нет выходных, и это нормально – я считаю, что так и должно быть. А когда выходные больше двух дней, мне сразу как-то не по себе становится.

- Из чего, кроме театра, состоит Ваша жизнь?

- Я люблю экстрим.  Много лет увлекаюсь сноубордом. Этот полет, сопряженный с риском, нужно прочувствовать. Снег, скорость, ни с чем не сравнимые эмоции – это очень здорово!
А еще одно время я делала кукол из пластика. К созданию первой куклы меня подтолкнуло вот что: мне очень понравился нос нашего Евгения Редько, и мне очень хотелось, чтобы у моей куклы был именно такой нос. Но только… я ее передержала в печи, и этот нос, который мне безумно нравился, изменил форму, то есть он все равно имеет хорошую форму, но, к сожалению, уже не как у Евгения Николаевича.
Еще я очень люблю рисовать, раньше я любила делать копии импрессионистов, очень увлекалась Ван Гогом.
Чтение занимает большое место в моей жизни, жалею, что перестала вести свои дневники. Это здорово – читать и вспоминать, чем ты жил.
Недавно занялась озвучиванием фильмов. Пока у меня небольшие эпизоды, но мне это очень интересно.
На многие мои увлечения просто не хватает времени, потому что театр сейчас – очень ценная составляющая моей жизни. Он внутри меня – живет, горит, и для меня большое счастье, если мои работы находят отклик у зрителей, чувствовать энергию зала. Когда ты отдаешься весь, получаешь еще больше.

Маргарита Груздева