Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Примерить правду о войне

Военные спектакли на сцене ЦДТ-РАМТа

5.11. 2015

«Идущие вослед должны знать правду о войне,
очень жестокую, но необходимую,
чтобы познавая, сострадая, негодуя,
извлекать из прошлого уроки»
В. Астафьев

Театр живой организм, который чутко реагирует на любые глобальные перемены в обществе. Тем более, если они коснулись каждой семьи как это было с Великой Отечественной войной. Ее след отзывается и по сей день в сознании потомков воевавших и терявших, выживших и не вернувшихся домой. Конечно, тему войны не обошло и искусство: писатели и драматурги, режиссеры и художники долгие послевоенные годы не оставляли тему войны. Возвращаются они к ней и сегодня.

За годы существования военной прозы, поэзии, живописи, кино и драматургии о войне говорили и изображали ее по-разному: рассказывали о героях и трусах, победах и поражениях, взрослении и нравственном выборе, причинах, последствиях и неоднозначности произошедшего. Проследив за всеми переменами в ее осмыслении, можно понять, какую роль эта тема играла для страны в разные годы, каким образом театр вел диалог с несколькими поколениями молодежи, и как рассказывает о войне сейчас.

Для Центрального детского театра война началась с эвакуации. В ноябре 1941 года ЦДТ (ныне РАМТ) был отправлен в Кузбасс. До войны его репертуар состоял в основном из детских спектаклей, но было очевидно, что для поддержания боевого духа работников тыла, раненых бойцов и отправляющихся на фронт новобранцев нужно было срочно обновлять репертуар. Когда Центральный детский театр начал работать над спектаклем «Русские люди» по К.Симонову, «невольно зародилось сомнение, сможет ли театр, которому лучше всего удаются сказки, справиться с пьесой иного плана, рисующей не историю, а сегодняшний день, наполненную пламенным патриотизмом советских людей, которые самоотверженно идут в бой и встречают смерть с песней на устах…», – писал журнал «Театр» в 1943 году.

В этот период возвышенного патриотизма в эвакуации одна за другой следуют премьеры по пьесам современных авторов, собирая полные залы. На сценах Киселевска и Сталинска (Новокузнецка) появились спектакли «Роковой час» (18 июня 1942 г.) – о деятельности гестапо в Норвегии и борьбе против оккупантов по пьесе К.Одетсса; «Русские люди» (30 мая 1943 г.), повествующий о самоотверженности русского народа; «День живых» по одноименной пьесе А.Бруштейн (13 сентября 1942 г.) о борьбе народа против фашизма. «В ней переплетены элементы глубокого реализма с элементами сказочности… Автор не показывает нам чудес, но проводит лейтмотивом… через всю пьесу легенду о портняжке, пожертвовавшем своей жизнью для спасения народа, веру народа в то, что в тяжелую минуту его жизни портняжка появится снова» («В бой за уголь», 1942 г.).

Материалов об эвакуации в архиве театра сохранилось немного, но из нескольких местных газет того времени видно, что отзывы на эти спектакли были самыми разными. Правда, даже ярые критики не умаляли всю важность проделанной театром работы. Спектакли о народе, объединившемся против фашизма, о самоотверженности и стойкости были как никогда необходимы в первые годы войны – как на фронте, так и в тылу. Однако в 1943-м у труппы появилась возможность вернуться в столицу.

По возвращении в Москву в октябре 1943 года выяснилось, что пока труппы не было в городе, ее здание отдали Малому театру. Лишь спустя 4 года Центральному детскому удалось вернуться в родные стены. До этого он ютился во временном помещении на улице Пушкина, на маленькой сцене которого и прошла премьера спектакля «Сын полка» по В.Катаеву (30 ноября 1945 г.).

К концу войны в стране, победившей фашизм, было несметное количество самых невероятных невыдуманных историй про героев. Страна гордилась ими – живыми и мертвыми, воспевала, увековечивала. В тяжелое послевоенное время восстановления мирной жизни было просто необходимо поддерживать в людях чувство гордости победой, осознание того, что жертвы, которые понесла буквально каждая семья, были не напрасны. На сцену Центрального детского театра не могли не попасть истории о воевавших наравне со взрослыми детях. Во время войны многие из них остались сиротами, и всеми правдами-неправдами пытались попасть на фронт, чтобы вместе с солдатами мстить за погибших родных.

Роли мальчишек и девчонок доставались актрисам-травести. Одной из самых знаменитых и ярких травести в ЦДТ была Валентина Сперантова. Она создала немало запоминающихся образов мальчишек, ее любили и уважали зрители за талант показывать в ребенке человека. Она и сыграла Ваню Солнцева в «Сыне полка», ей же досталась главная роль пионера-героя в спектакле «Володя Дубинин» по повести Л.Кассиля и М.Поляновского (17 февраля 1951 г.): «Глубокая разработка всей линии становления характера Володи отличает исполнение этой роли… Володя мужает, вырастая и последовательно развиваясь. Логика движения образа у В.Сперантовой безукоризненна» («Советское искусство», 1951 г.).

Весь послевоенный период для театра был наполнен переменами – обновилась труппа, открылись студии, изменилось руководство, пополнилось число драматургов и режиссеров. Одним из них был молодой Георгий Товстоногов, поставивший по пьесе И.Ирошниковой спектакль «Где-то в Сибири» (21 января 1949 г.) о людях, которые трудились на одном из военных заводов в тылу. Все поставленные за это время спектакли были полны гордостью за народ, преодолевший страшную войну.

А потом патриотический период сменился временем памяти. Большинство спектаклей о Великой Отечественной, поставленных в эти годы, было рассчитано на то, чтобы воспитать в молодежи уважение к истории своей страны, готовность постоять за свою Родину, если такая необходимость возникнет и желание не допустить страшного повторения.

Спектакли «Забытый блиндаж» (21 февраля 1963 г.) по пьесе С.Михалкова, снова поставленный «Сын полка» В.Катаева (27 декабря 1972 г.), «Молодая гвардия» по роману А.Фадеева (19 апреля 1974 г.), сыгранный более 200-х раз – все они показывали, какой ценой завоевана мирная жизнь. В них были задействованы молодые актеры, зачастую ровесники тех, кто сидел в зрительном зале. Они тоже знали про войну только по рассказам, книгам и фильмам. Но возможно, именно благодаря небольшой разнице в возрасте юные зрители доверяли им, позволяя увлечь и заинтересовать действием. Одной из наиболее интересных работ этого периода стал спектакль «Салют» по пьесе Ю.Яковлева (13 апреля 1971 г.), поставленный молодым режиссером Леонидом Эйдлиным. Он был разбит на две самостоятельные сценические новеллы. «Первая – о письме-треугольничке. О том, как было оно написано – за несколько минут до подлинно героической смерти… и о том, как было получено это письмо. Единственное (!) на всю деревню… Вторая новелла о ребятах, которые жили в этой деревне до войны… Им выпала страшная судьба – встретиться с войной, с оккупантами и погибнуть от рук фашистов» («Учительская газета», 1972 г.). «Авторы спектакля рассказывают сегодняшним ребятам, сколько героизма скрывалось за скупыми строчками фронтовых треугольников, сколько душевного богатства пряталось за обыденной внешностью и озорными проделками довоенных подростков»(«Вечерняя Москва», 1971 г.).

В советское время было обязательным выпускать спектакли, приуроченные к какой-нибудь важной для страны дате. «Мы этой памяти верны» (5 мая 1975 г.) стал именно таким «датским» спектаклем, приуроченным к 30-летию Победы. Молодежь Центрального детского, под управлением режиссера Сергея Яшина, представила поэтический вечер в театральном фойе, где использовались произведения 28 поэтов, драматургов и писателей, а также документальные материалы: письма военных лет и записи фронтовых песен. Но, несмотря на обязательность высказаться о войне к юбилею Победы, эта тема не могла быть прочитана дежурно, слишком серьезной она была и остается для русских людей. «Режиссер и актеры, а в постановке занята в основном театральная молодежь, сумели объединить разрозненные небольшие сюжеты в одно целое, создать полотно, рассказывающее о горестях и радостях народа, пережившего войну и выстоявшего, не склонившего головы… Спектакль этот – безусловная удача коллектива. Поздравить театр нужно не только с премьерой, но и с рождением новой постановочной формы – поэтического театра в фойе» («Московский комсомолец», 1971 г.).

Параллельно в стране активно развивался кинематограф. Нередко одни и те же сюжеты появлялись и на экране, и на сцене. И если кино в силу своих изобразительных возможностей поражало почти документальной достоверностью рассказа, то театр – как правило, художественным прочтением и созданной атмосферой спектакля. Так зрителям запомнился спектакль «Альпийская баллада» по повести В.Быкова (10 мая 1975 г.), выпущенный Павлом Хомским к 30-летию Победы. А через 10 лет Алексей Бородин поставил спектакль «Алеша» по киносценарию В.Ежова и Г.Чухрая «Баллада о солдате» (10 апреля 1985 г.). Художник постановки Станислав Бенедиктов создал интересный сценический образ: «В пустом пространстве сцены, в сложно и искусно разработанной световой партитуре существует и трансформируется лишь обыкновенный вагон на рельсах… несколько лампочек под металлическими козырьками обозначает его путь. Поворот вагона вокруг оси означает еще один виток дороги, еще одну встречу Алеши» («Театр», 1985 г.). Со временем в РАМТе появился долгие годы любимый зрителями спектакль «А зори здесь тихие…» (27 сентября 2005 г.), который вошел в репертуар театра, когда и повесть Бориса Васильева, и фильм Станислава Ростоцкого уже давно стали советской классикой.

Чем дальше удалялся год победы, тем громче и отчетливей стала проявляться потребность и появляться возможность говорить не столько о подвигах и героях, сколько о потерях и лишениях военных лет, о неоправданной цене победы, о миллионах жертв, которых можно было бы избежать, и причинах, по которым их избежать не удалось.

В этот период Алексей Бородин создает спектакль «Прости меня» по В.Астафьеву (18 марта 1981 г.) о любви, которая возникает внезапно и полно, но приносится в жертву беспощадным войне и смерти. «Сычиха» по пьесе Н.Глазовой (8 февраля 1985 г.), поставленная на Маленькой сцене Еленой Долгиной, это история о нравственном выборе. Как поступить, если единственный родной человек, собственный сын, оказался дезертиром и предателем? Что выбрать – честь или бесчестье? Спасти жизнь сыну-предателю или партизанам, помогающим больным и раненым? Этот спектакль был похож на диалог с залом, он предлагал темы для размышлений, но не давал четких ответов и не навязывал однозначного отношения к героям.

Последующие годы в истории страны, на которые выпали перестройка и распад СССР, были ознаменованы постепенным упразднением цензуры. Теперь отпадала необходимость в «датских» спектаклях и стало возможным руководствоваться личной потребностью говорить о войне. Так в театре, который из Центрального детского стал Молодежным (переименован в 1992 г.) начался период «тихих премьер» – камерных спектаклей, выходивших в свет почти без рекламы, рассказывающих о войне шепотом – от сердца к сердцу. Таким стал спектакль Алексея Бородина «Одна ночь» по пьесе Е.Шварца (9 мая 1995 г.). Его действие происходит в бомбоубежище блокадного Ленинграда, а сам спектакль – в «трюме», пространстве под главной сценой, где расположена машинерия театра. Зрители сидят на бочках, старых ведрах, мешках, коробках, ящиках и становятся непосредственными участниками спектакля, пережидающими страшную ночь. «Этот спектакль не из числа событийных, громких. Его сила в пронзительной чистоте, с которой он сделан и воспринимается. «Одна ночь» идет без антракта – просто дважды остановится действие, и актеры потянутся к зрительским рядам со словами: «Угощайтесь, угощайтесь, пожалуйста…» И каждый из нас получит немножко чая и сухарик из черного хлеба. Не для укрепления иллюзий военного времени – просто потому, что это как-то очень естественно в этом спектакле. А в финале… в полумраке убежища неожиданно вырастут фигуры всех персонажей. Они подойдут к нам, неся на подносе стаканы, чуть выше донышка наполненные водкой. И протянув каждому, скажут: «С праздником!..»(«Первое сентября», 1995 г.).

Следующим «негромким» спектаклем стал «Дневник Анны Франк» (28 сентября 2000 г.), также созданный Алексеем Бородиным. Главную роль в нем исполняла Чулпан Хаматова. Изначально дипломный, но вошедший впоследствии в постоянный репертуар, спектакль всколыхнул все театральное сообщество и стал важным этапом в жизни театра. Один из последних задушевных разговоров о войне – «Ничья длится мгновение» Миндаугаса Карбаускиса (9 февраля 2009 г.). Спектакль по книге Ицхокаса Мераса рассказывает о семье портного, находящейся в еврейском гетто в Литве. Но, несмотря на место действия, спектакль этот не про гетто, а про людей и их выбор: «Карбаускису всегда были интересны герои, стоящие перед смертельным выбором: умереть, сохраняя себя, или остаться существовать, от себя отказавшись… его герои платят жизнью за право остаться человеком, за сохранение уважения к самому себе» («Новые известия», 2010 г.). Художники перестают бояться говорить правду, которая замалчивалась в советское время, пресса перестает бояться писать.

Наконец, «тихий» период снова сменился «громким», но громким иначе, чем в послевоенном СССР. Премьера спектакля «Нюрнберг» (10 октября 2014 г.) стала одной из самых ожидаемых и обсуждаемых в прошедшем сезоне. Фильм «Нюрнбергский процесс» об одном из малых процессов над судьями Третьего рейха, по сценарию которого поставлен спектакль, имел 11 номинаций на премию «Оскар» и получил 2 из них, в том числе и за сценарий Эбби Манна. Спектакль РАМТа получился не только ярким, он получился смелым. Воля к жизни и послевоенная жажда всего мира отречься от недавних событий и забыться контрастируют в нем с осознанием чудовищных последствий войны и поиском виновных в ней людей. «На сцене более полусотни актеров. Действие разворачивается на фоне немецкого паба с бильярдом и кабаре. Выступления адвоката, обвинителя, судьи перемежаются концертными номерами. Пока ведется разбирательство, жители городка веселятся на Празднике дурака, вальсируют на приемах, по-своему радуются мирной жизни...»(«Московская правда», 2014 г.). «При всех правильных смысловых акцентах (исторических, моральных) Бородину, человеку тонкого и чуткого склада, удалось показать процесс более страшный: как фон (люди, толпа) поглощает суть, пережевывает и, цинично сплевывая, несется дальше: умничает, валяет дурака, пьет, поет, совокупляется и убивает друг друга, невзирая на эпохи. Что страшнее – те, кто на скамье подсудимых, или толпа, виноватая и не виноватая в своей жажде жить и размножаться. Ничего не меняется – тупик, так ясно показанный труппой РАМТа» («Московский комсомолец», 2014 г.).

Один из последних военных спектаклей РАМТа «Жизнь одна» (19 февраля 2015 г.) – соединение, казалось бы, несовместимого материала: правдивой «окопной» прозы В.Кондратьева и полных ужаса советских лагерей «Колымских рассказов» В.Шаламова. Свести их в один спектакль решил режиссер Владимир Богатырев, доверив рассказать о войне и лагерных буднях молодым актерам: «…режиссер в тесном союзе с артистами затрагивают самые болезненные, самые тонкие струны души и не проходящей памяти. В лагерной прозе она взывает к покаянию, у Вячеслава Кондратьева к человеческому разуму и животворящему патриотизму, не лакированному, а настоящему. Поэтому, когда в спектакле звучит победный марш из кинофильма "Цирк": "Нам нет преград ни в море, ни на суше"… и так далее, а в это время по сцене пробегает гимнастка с длинной желтой лентой, символизируя праздник, то очень хочется, чтобы каждый человек, сидящей в зале, хорошо понимал свою роль и место в нынешней истории. Поскольку при молчаливом согласии можно многого достигнуть, чего "и не снилось мудрецам"...» («Трибуна», 2015 г.).

Последний – музыкально поэтический спектакль о войне – «Минуты тишины» (6 мая 2015 г.), поставленный молодым режиссером Александром Баркаром в Черной комнате РАМТа, оказался востребованным всеми поколениями зрителей. Видимо, потребность говорить о войне среди нас актуализируется вновь.

И, кажется, не столько сохраняя память о пережитом нашими предками, сколько примеряя на себя, ища свое собственное отношение сегодняшним войнам, которые и по сей день могут коснуться каждой семьи и каждого из нас.

Сейчас театр открыто говорит и показывает правду о войне, ведет диалог с молодым поколением о конформизме и роли личности в истории с помощью спектаклей, через встречи с режиссерами, актерами, через свои образовательные проекты. Разговор этот продолжается уже много лет, и, будем надеяться, что даже в самые сложные для страны моменты он не прервется.

 

Спектакли на военную тему в ЦДТ и РАМТе:

  1. «Роковой час», 18 июня 1942 г. (реж. В.Дудин, худ. Н.Фирсов).
  2. «День живых», 13 сентября 1942 г. (реж. А.Окунчиков, худ. Н.Фирсов).
  3. «Русские люди», 30 мая 1943 г. (реж. И.Рапопорт, худ. З.Сирвинт).
  4. «Сын полка», 30 ноября 1945 г. (реж. П.Никандров, худ. Г.Кигель).
  5. «Где-то в Сибири», 21 января 1949 г. (реж. Г.Товстоногов, худ. В.Татли).
  6. «Я хочу домой», 22 марта 1949 г. (реж. О.Пыжова и Б.Бибиков, худ. Б.Кноблок).
  7. «Володя Дубинин», 17 февраля 1951 г. (реж. В.Колесаев, худ. В.Иванов).
  8. «Забытый блиндаж», 21 февраля 1963 г. (реж. В.Колесаев, худ. Н.Сосунов и В.Лалевич).
  9. «Салют», 13 апреля 1971 г. (реж. Л.Эйдлин, худ. К.Андреев).
  10. «Сын полка», 27 декабря 1972 г. (реж. Л.Эйдлин, худ. М.Нейман).
  11. «Молодая гвардия», 19 апреля 1974 г. (реж. П.Хомский, худ. Э.Стенберг).
  12. «Мы этой памяти верны», 5 мая 1975 г. (реж. С.Яшин, худ. Е.Качелаева).
  13. «Альпийская баллада», 10 мая 1975 г. (реж. П.Хомский, худ. Э.Змойро).
  14. «Барабанщица», 8 апреля 1980 г. (реж. С.Яшин, худ. Е.Качелаева).
  15. «Прости меня», 18 марта 1981 г. (реж. А.Бородин, худ. С.Бенедиктов).
  16. «Сычиха», 8 февраля 1985 г. (реж. Е.Долгина, худ. О.Кулагина).
  17. «Алеша», 10 апреля 1985 г. (реж. А.Бородин, худ. С.Бенедиктов).
  18. «Одна ночь», 9 мая 1995 г. (реж. А.Бородин, худ. С.Бенедиктов).
  19. «Дневник Анны Франк», 28 сентября 2000 г. (реж.А. Бородин, худ. С.Бенедиктов).
  20. «А зори здесь тихие…», 27 сентября 2005 г. (реж. А.Устюгов, худ. Л.Баишева).
  21. «Ничья длится мгновение», 9 февраля 2009 г. (реж. М.Карбаускис, худ. А.Федорова).
  22. «Нюрнберг», 10 октября 2014 г. (реж. А.Бородин, худ. С.Бенедиктов).
  23. «Жизнь одна», 19 февраля 2015 г. (реж. В.Богатырев, худ. Л.Баишева).
  24. «Минуты тишины», 6 мая 2015 г. (реж.А.Баркар).

 

При подготовке статьи использованы материалы из архива театра.

Мария Семенова

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх