Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



О банкротстве финансовом и моральном

Премьера спектакля «Свои люди – сочтемся» в РАМТе

28.12.2016

 
На Маленькой сцене РАМТа состоялась премьера спектакля по пьесе Александра Островского «Свои люди – сочтемся». Знакомую со школьных времен историю воплотил на сцене молодой режиссер, выпускник мастерской Сергея Женовача в ГИТИСе Егор Равинский.

Комедия, изначально получившая название «Банкрот», впервые была представлена широкой публике в 1850 году, будучи напечатанной в журнале «Москвитянин». Но, несмотря на успех среди читателей, была запрещена к показу Николаем I. Во времена Советского Союза ее ставили охотно, разоблачая безнравственность, казалось бы, канувшей в небытие эпохи. Пьесе больше века, но она так и не утратила актуальности. «Свои люди…» до сих пор идут в театрах и по-прежнему находят отклик в сердцах зрителей.

В основу сюжета легла история сделки, метко описывающая пороки купеческого сословия. Богатый торговец Самсон Силыч Большов (Александр Гришин) решает объявить себя банкротом, избежав таким образом выплаты долгов, и переписать все состояние на своего приказчика Лазаря Подхалюзина (Михаил Шкловский), который кажется ему преданным, заслуживающим доверия простаком. План выглядит идеально, но грезы купца рушатся, когда он понимает, что столкнулся с человеком еще более беспринципным и, главное, более ловким, чем он сам.

Режиссер – вопреки традициям – решил разыграть спектакль на камерной сцене. «Идея поставить хрестоматийную пьесу в таком узком помещении показалась мне интересной. Изюминка этого решения в том, что действие происходит не в типичном купеческом доме, а в неком проходном, проветриваемом, совсем не теплом пространстве…» – рассказал Егор Равинский. И риск оказался оправданным – вытянутая тесноватая сценическая площадка, оформленная художником Алексеем Вотяковым, создает ощущение ловушки, вызывает предчувствие неизбежного краха, как бы напоминая о том, что это не просто комедия, но комедия с трагическим концом.

Декорации отличает лаконичность и изобретательность, реквизит минимален – ни одного лишнего предмета. Свет и музыка подчинены единой авторской задумке. Основная сценическая конструкция – подобие стенного шкафа с немыслимым числом хитрых ящичков, которые олицетворяют не только зажиточный дом. Художественное решение спектакля играет вместе с артистами, придавая действию стремительность. Заслышав шаги пьяного отца, птицей взлетает Липочка (Дарья Семенова) по выдвижным коробам, превращенным на мгновение в ступеньки. Закрытая антресоль становится прибежищем девушки, расстроенной разговором с матушкой (Татьяна Матюхова). И, конечно, в недрах огромного шкафа спрятан снабженный музыкальным механизмом заветный сейф, где хранятся деньги, с большими предосторожностями извлекаемые купцом.

Самсон Силыч и сам так же непрост, как этот внушительный шкаф, хранящий столько тайн и богатств. Но и на такого ушлого предпринимателя находится еще более оборотистый пройдоха. Лазарь Елизарыч под личиной верности скрывает тонкий расчет и откровенную подлость. Почти все время действия артист одет в затрапезную рабочую блузу с нарукавниками. Но в финале приобретший богатство Подхалюзин с удовольствием облачается во фрак, самодовольно рассуждая о своем сходстве с французским кавалером, проявляя тем самым свою обывательскую сущность: примитивные интересы в сочетании с поразительной изворотливостью.

Но главной действующей силой спектакля, его пружиной и нервом неожиданно, в обход мужчин, становится миниатюрная Олимпиада Самсоновна, очень быстро смекнувшая, на чьей стороне сила, – разумеется, на той, где больше денег. Яркая игра Дарьи Семеновой несколько смещает авторские акценты и рождает дополнительный подтекст: рамтовская версия «Своих людей» рассказывает о проблеме семейных взаимоотношений – слепой материнской любви, отцовской небрежности, дочерней неблагодарности.

Несмотря на мрачноватую атмосферу – события и итог пьесы драматичны, – в спектакле много юмора: как-никак комедия. Несколько сочных ролей – в первую очередь, Липочка, напористая сваха Устинья Наумовна (Рамиля Искандер) и ловкий стряпчий Рисположенский (Сергей Печенкин), то и дело норовящий выпить рюмочку, – придают постановке характерный купеческо-мещанский ироничный колорит. А классическое исполнение Татьяной Матюховой роли доброй и бестолковой Аграфены Кондратьевны сближает трактовку режиссера с проверенными временем образцами.

Как и задумано Островским, пьеса высмеивает бездуховность, бахвальство, жажду наживы любой ценой, поднимает вечные вопросы предательства и преданности, зла и добродетели, бедности и богатства. Но основная идея спектакля – неблагодарность молодого поколения тем людям, кому так многим обязаны и балованная эгоистка дочка, и приказчик, взятый в дом еще мальчишкой. Пусть не чист на руку и сам Большов, однако же наказание за проступки оказывается едва ли не больше его вины.

Постановка «Свои люди – сочтемся» дает пищу для размышлений. Нравственная проблематика спектакля позволяет анализировать негативные стороны общественной жизни и понимать ее глубинные явления – нынешнюю трагедию распада института семьи и смены жизненных ценностей. История банкротства – не только финансового, но и морального – чрезвычайно своевременно возникает на современной сцене.

Дарья Семенова
Ангелина Чехоева

Фото Василя Ярошевича, портал «Театральные дневники»

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх