Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Год Печникова

Актеру РАМТа Геннадию Печникову исполнилось девяносто лет

18.12.2016

Согласно паспортным данным Геннадий Михайлович Печников встретил девяностолетие 8 сентября 2016 года. В этот день он открыл двери своего дома для всех, кто хотел его увидеть. Это был счастливый и светлый праздник, наполненный встречами, поздравлениями, дружескими рукопожатиями и объятьями первый, но отнюдь не последний в череде юбилейных торжеств. В сентябре Печникова чествовали в Государственном центральном театральном музее им. А.А.Бахрушина. В ноябре в Центральном доме работников искусств. В декабре в Российском академическом Молодежном театре, родном театре артиста. «Такое ощущение, что ЮНЕСКО объявила год Печникова», пошутил Михаил Кисляров, когда-то ученик Геннадия Михайловича в Драматической студии при ЦДТ, а сегодня главный режиссер Камерного музыкального театра им. Б.А.Покровского. И в этой шутке истина. Юбилей Геннадия Печникова отмечается так широко благодаря его бурной, деятельной жизни, которая и есть огромный вклад в отечественные образование, науку и культуру. И зрительные залы на этих встречах полны коллегами, учениками, друзьями.
 
Геннадий Печников родился в сентябре 1926 года. Ему отчасти повезло – когда началась война, он был подростком и не попал на фронт, хотя дежурить на крышах во время бомбежек довелось и ему. Он принадлежит к одному из поколений, ради которых воевали, погибали, терпели лишения многие миллионы советских людей, тех, которым была уготована судьба родиться раньше. Дети войны и послевоенных лет одним фактом своего существования утверждали триумф и торжество победы, искупали ужас, через который пришлось пройти их старших братьям, сестрам, родителям. Именно им предстояло строить счастливую послевоенную жизнь. Эта мажорная, победительная, радостная нота в Печникове, кажется, звучала постоянно и уж точно сохраняется сейчас, на его десятом десятке.

«Когда я пришел учиться к Геннадию Михайловичу, мне было восемнадцать лет, а он был моложе, чем я сейчас. Но уже был легендой знаменитого Центрального детского театра, –рассказал Михаил Кисляров. Я закончил школу, хотел поступать в театральный институт и довольно тяжело заболел. Пока я лежал в больнице, все экзамены прошли, и уже в октябре я пошел в одно училище, в другое, но было поздно. В Школе-студии МХАТ меня принял ректор Радомысленский. Он сказал: "Во МХАТе все набрано, но ты попробуй обратиться к Геннадию Михайловичу Печникову в Студию ЦДТ". И я сразу от Радомысленского пошел в Детский театр и попросил на вахте вызвать его. Ожидал я увидеть мэтра, легенду. А вышел – хулиган. В его глазах бегало что-то, отчего сразу стало понятно – хулиган от театра. У него все не по правилам. Нас учили по Станиславскому – действие, контрдействие. А он посмотрит на нас, подмигнет, скажет какое-то слово, и – все у нас получается».

Артистом быть он не мечтал, поступил после школы сразу в два вуза – Московский институт стали и МГУ, намереваясь получать одновременно инженерное и филологическое образование. На вступительные экзамены в Школу-студию МХАТ, которая набирала в 1943 году свой первый курс, пришел практически по принуждению знакомой, видевшей его на отчетных концертах студии художественного слова Анны Бовшек в Московском городском Доме пионеров. Сложные экзамены он выдержал. И оказался в руках блестящих педагогов: Н.Н.Литовцевой, В.Г.Сахновского, С.К.Блинникова, А.М.Карева и Г.А.Герасимова, – в окружении легендарных актеров МХАТа, среди которых В.И.Качалов, И.М.Москвин, О.Л.Книппер-Чехова. Именно в Школе-студии он выучил свой главный урок в профессии – не врать на сцене. Здесь окрепли и оформились его художественные пристрастия: любовь к русской классической драматургии и ее великим авторам – А.С.Пушкину, М.Ю.Лермонтову, Н.В.Гоголю, А.Н.Островскому, А.П.Чехову.

«В год окончания Студии мы отмечали девяностолетие Ольги Леонардовны Книппер-Чеховой, – вспоминала на вечере в РАМТе Маргарита Анастасьева, выпускница Школы-студии МХАТ 1947 года, однокурсница Геннадия Печникова, – а теперь празднуем такой же юбилей Геши. Сколько мы с ним видели людей прекрасных! Какого искусства прекрасного! И Качалова, и Москвина, который принимал нас на вступительных экзаменах. Нас поступило восемнадцать человек, а осталось три – Маргарита Юрьева, Геша и я. Хотелось бы вспомнить наших однокурсников, особенно Леру Меньковскую, жену Геши, и моего мужа Владлена Давыдова. Все они живы в нашей памяти».

Через год после окончания Студии, в 1948-м, судьба привела его в Центральный детский театр. Так Геннадий Печников обрел свой театр, а ЦДТ – одного из своих премьеров. Режиссеры с удовольствием занимали в спектаклях обаятельного, легкого на подъем, веселого актера, обладающего утонченной внешностью романтического героя, умеющего органично выдержать высокую патетическую ноту. Звездными страницами его службы в ЦДТ были роли Молчалина и Чацкого («Горе от ума» А.Грибоедова, режиссер М.Кнебель), Клеонта («Мещанин во дворянстве» Ж.-Б.Мольера, режиссер М.Кнебель), Мальволио («Двеннадцатая ночь» У.Шекспира, режиссер А.Некрасова), Лунева («Гусиное перо» С.Соловейчика, режиссер Л.Танюк) и многие другие. За 68 лет службы в театре он сыграл более 60 ролей.

«Сегодня Вы на своей сцене. Это Ваша сцена, Ваша! – обращаясь к юбиляру, подчеркнул художественный руководитель РАМТа Алексей Бородин. – Геннадий Михайлович – представитель поколения, которое без показушности, без ложного внешнего подъема, творчески, изо дня в день, с утра до ночи работало в театре и любило его. От этого труда рождалось вдохновение. И, конечно, все не так просто давалось. Мне кажется очень важным, что сегодня совсем молодые артисты что-то придумывают в честь Геннадия Михайловича, делают это совершенно искренне, и, я вижу, с огромной любовью и уважением. Мне кажется, театр только тогда жив, когда новые поколения знают, кто делал этот театр до них».

Крепкая дружба связывала Геннадия Печникова с драматургом Виктором Розовым. Актер был занят во всех постановках по его пьесам в ЦДТ и прошел в них, как сам любит шутить, путь от школьника (Петя Яковлев, «Ее друзья», режиссеры О.Пыжова и Б.Бибиков) до академика (Василий Прокофьевич, «Кабанчик», режиссер С.Розов). Интонация этого автора – жизненная, точная, слегка романтическая – была Печникову очень близка. Он и вне сцены был «розовским мальчиком», увлеченным поиском правды и смысла жизни, героики и красоты.

Важнейшая роль Печникова, давшая ему международную славу, открывшая новые ниши для работы и творчества, познакомившая со многими выдающимися людьми своего времени, – царевич Рама, главный герой древнеиндийского эпоса «Рамаяна» (пьеса Н.Гусевой, режиссеры – В.Колесаев, Г.Печников).

Спектакль шел в ЦДТ более двадцати лет. За это время о нем узнали не только в Москве, но и в Индии. Сам Печников неоднократно бывал в этой стране с дружественными поездками, удостоился приема премьер-министра Индии Индиры Ганди, был награжден медалью «Бал Митра» («Друг детей) и орденом «Падма Шри» («Золотой лотос»). Спектакль «Рамаяна» был по принципиальному решению режиссеров построен в традициях русского психологического театра, не копировал национальный индийский театр. В его основе – идея борьбы светлого, доброго начала, которое и олицетворял царевич Рама, и темного, злого, выразителем которого был демон-ракшас Раван.

По словам Геннадия Печникова, Индия стала его второй родиной. Долгое время он возглавлял Советское общество дружбы с Индией, без малого десять лет был президентом Международного центра Рерихов. Он дружит с посольством и Культурным центром Индии, и его представители часто становятся гостями творческих вечеров артиста.

Вот уже почти шестьдесят лет Печников работает со студентами, будущими актерами, являясь сегодня художественным руководителем Института театрального искусства им. П.М.Ершова. Вера в силы и талант учеников, бережное отношение к их ранимым душам, умение передать высокие стандарты мхатовского сценического искусства сделали его любимейшим преподавателем многих и многих поколений студентов. Первые его ученики – уже сами бабушки и дедушки, но как при воспоминании о студенческих годах и уроках Геннадия Михайловича у них загораются глаза!

Заслуженный артист РСФРС Михаил Жигалов говорит о педагогическом методе Печникова так: «Мне запомнилось больше всего, что он почти ничему нас как будто бы и не учил. Он делал две замечательные вещи: доверял и занимал в своих спектаклях».

Вскоре после начала преподавательской деятельности Геннадий Печников созрел и до режиссерской. По его словам, это естественный процесс, происходящий в актере с накоплением сценического и жизненного опыта. Первой его постановкой был спектакль «Как закалялась сталь» по пьесе Н.А.Островского, сделанный со студентами Студии при ЦДТ в 1967 году. Он вышел удачным, был перенесен на большую сцену ЦДТ, а большинство ребят с курса оказались в труппе театра. Обращался он и к пьесам М.А.Светлова («Двадцать лет спустя»), и А.Н.Арбузова («Старомодная комедия»), но главным его драматургом был А.Н.Островский, бытописатель купеческой России. По его пьесам Печников поставил семь спектаклей. В каждой из них он нашел современные темы и для каждой создал особую, естественную, жизненную, эмоционально острую атмосферу на сцене. Сам же исполнил в пьесе «Бедность не порок» роль русского Гамлета, Любима Торцова.

Память драматурга Печников прославляет не только как режиссер. С его помощью открылся Дом-музей А.Н.Островского на Малой Ордынке. Особая дружба связывает его с Кинешемским драматическим театром им. А.Н.Островского. В нем Геннадий Печников поставил две пьесы Островского – «Правда – хорошо, а счастье лучше» (2003 г.) и «Бешеные деньги» (2006 г.). А будучи президентом благотворительного фонда «Театр и дети», стал инициатором проекта «Подружим Волгу и Ганг», в результате которого между Индией и Кинешмой уже дважды произошел обмен школьников и учителей; а также фестиваля «Классика на школьной сцене» – события, ежегодно оживляющего жизнь городка.

Идея, которая сейчас будоражит ум Геннадия Михайловича – установить в Кинешме на набережной Волги памятник Александру Островскому, где драматург провел вторую половину жизни, служил мировым судьей и некоторое время занимал пост гласного земского собрания: «Хочется поставить памятник на Волжском бульваре, напротив здания суда, где служил Островский. Вы идете по бульвару, а навстречу вам Александр Николаевич!» Макет памятника работы скульптора Х.Б.Геворкяна уже готов. Дело за «малым» – финансированием. Уже не первый год Печников ищет решение: «Когда родилась эта идея, я написал министру культуры, тогда Михаилу Швыдкому. Он ответил, что пока денег нет, но установка памятника возможна в будущем. Я считаю, что это время настало. В 2023 году мы будем отмечать двухсотлетие со дня рождения драматурга, и надо готовиться к нему заранее. Поэтому мы решили создать фонд «Навстречу двухсотлетию Островского» и обратиться ко всем театрам с просьбой сделать взнос хотя бы пять процентов от каждого спектакля по пьесе Островского. Ведь он – кормилец наш, сколько написал пьес и дал ролей артистам. Я думаю, что по копейке мы соберем. Этот памятник должен быть создан не решением сверху, он должен быть народным».

Юбилейные встречи. Многие относятся к ним, как к чему-то формальному и скучному. Будут выходить с речами, читать любительские стихи и крутить дырки для орденов в парадном пиджаке именинника. Вечера Печникова показывают, что бывают счастливые исключения. Огромной радостью было видеть, сколько любви, благодарности, уважения адресовали ему в его 90-й день рождения, смеяться остроумным шуткам поздравляющих, насладиться мастерски исполненными в подарок юбиляру номерами актеров, испытать благоговейный трепет, разглядывая старые фотографии творческого пути юбиляра. И вдруг ощутить – какого масштаба личность перед тобой, как много сыграно ролей, как много важного сделано вне театра, сколько выпестовано блестящих актеров и отогрето человеческих сердец! И что год Печникова – продолжается из года в год. Ведь продолжаются и грядут новые проекты, идеями которых полна эта мудрая, беспокойная, талантливая голова.

Мария Рузина

p.s. Юбилейному вечеру Российским академическим Молодежным театром и Государственным театральным музеем им. А.А.Бахрушина выпущена книга воспоминаний Геннадия Печникова «Театру и детям – отдана Жизнь». Книга выпущена небольшим тиражом и будет в продаже только в киосках РАМТа и музея.

Читать также: Геннадий Печников: «Мой диплом подписала Книппер-Чехова»

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх