Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Война зверей – война людей

Премьера спектакля Владимира Богатырева «Рикки»

20.02.2017

 
10 февраля на Большой сцене РАМТа состоялась премьера спектакля Владимира Богатырева по пьесе «Глаз джунглей» Алексея Германа-старшего и Светланы Кармалиты. Оказалось, что из знаменитой истории о смелом мангусте, дерзнувшем вступить в схватку с несправедливостью, смогут извлечь уроки не только маленькие зрители, но и взрослые.

В основу сюжета пьесы по мотивам произведений Редьярда Киплинга лег рассказ английского солдата Тедди Аткинса (Александр Девятьяров). Путешествуя по миру с товарищами, он рассказывает занимательные и поучительные истории. Но в этот раз побывавший в многочисленных сражениях Тедди вспомнит отнюдь не о той битве, где участвовал сам. Сильнее других ему в память врезалась борьба, которую он наблюдал еще в детстве, – между отчаянным мангустом Рикки-Тикки-Тави (Юрий Трубин) и безжалостными кобрами Нагом и Нагайной (Изнуар Орцуев и Анастасия Прокофьева).

«В этой пьесе Герман пытался проявить суть Киплинга, уйти от игривости и легкомысленности, – рассказал режиссер. – Судьба самого Киплинга непростая – его сын погиб на войне. У него много военных стихов и других произведений, которые привнесены в пьесу. И это – не миленькая, а довольно жесткая история. Она готовит детей к тому, что мир жесток, и очень важно понимать, какую позицию ты в нем занимаешь, какие поступки совершаешь, как относишься к людям и к миру».

История, которой делится с нами странствующий Тедди, случилась тоже в путешествии. Его семья приехала в Индию, и в первый же день изящные англичане, вооружившись кружевными зонтиками, отправились гулять. Мир джунглей вызывал их бесконечное удивление – он ни на секунду не замирал. Мимо то и дело пролетал большой жук (Алексей Мишаков), из гнезд выглядывали птицы, за деревьями прятались бандерлоги. Но вот на пути им попался еле живой маленький мангуст – и они, решив спасти малыша, забрали его домой.

В энциклопедии сказано, что мангуст ничего не боится. Родители Тедди говорят, что для него охотиться на змей – такое же удовольствие, как для мальчика валяться в пыли. Однако сам Рикки – вскоре поправившийся и ставший полноправным членом своей новой семьи – далеко не согласен с тем, что мангусты бесстрашны. Просто для него выбор между трусливым покоем и риском во имя справедливости очевиден – он считает, что бороться за правду нужно до самого конца. И в критический момент доказывает это.

Одним утром в саду он находит убитую горем птицу: на ее гнездо напал Наг и проглотил все яйца. Пернатое семейство не может воздать по справедливости бессердечному хищнику, потому и обратилось за помощью к мангусту, ведь – всем известно – он ничего не боится. И Рикки объявляет войну кобрам, нарушившим закон джунглей – не убивать для потехи. У мангуста нет врожденного бесстрашия, и борьба со змеями не доставляет ему удовольствия, но он из раза в раз доказывает, что смелость каждый воспитывает в себе сам.

«В пьесе поднимаются довольно сложные, глобальные темы, рассказанные сказочным языком через зверей. Хотя имеется в виду, что звери – это люди, – раскрывает суть истории Владимир Богатырев. – У Германа даже приоткрыта идея взрослого мира: иногда люди оказываются гораздо хуже зверей. Сегодня мир вообще стал довольно жестким, войны так и не кончаются. И эта война Рикки на грядках для нас – взрослых, – может быть, выглядит глупенько, но с точки зрения детского мира она столь же важна и страшна, как любая другая война. А потеря маленького друга – такая же трагедия, как потеря члена семьи».

Разговаривать с детьми, считает режиссер, нужно серьезно – не умиляясь и не сюсюкая, – тогда ребенок будет готов к тому, что мир прекрасен и удивителен, но в то же время жесток и труден. Но сценический язык обязательно должен быть ориентирован на ребенка – призывать к игре и будить воображение. Игровая природа сценографии спектакля как раз выполняет эту задачу. Ее интересно разглядывать и додумывать.

Семья Тедди, прибывшая в разноцветную неумолкающую Индию, будет жить в огромном – во всю сцену – грузовике (на нем же и приехали наши рассказчики) буквально «на чемоданах», их багаж совершенно театральным образом преобразуется в кровати, столы и стулья – не везти же с собой настоящую мебель.
К бортам грузовика со всех сторон тянутся лианы, – как иначе изобразить джунгли? На них похожи и хвосты воздушных змеев, заполнивших пространство сцены по вертикали – интересное решение, перекликающееся со «змеиной» темой сказки Киплинга. Но воздушные змеи вовсе не зловещи – их цвета и орнамент, взятые, по словам художника Марии Кривцовой, из культур афро-азиатских стран, подчеркивают яркую насыщенную атмосферу джунглей. Особое же место занимает вынесенный в заглавие пьесы «глаз джунглей» – похожий по форме на одного из воздушных змеев и даже, казалось бы, затерявшийся среди них. Но вдруг обнаруживающий себя, загораясь посреди действия ярким светом, будто свершая суд над происходящим. Владимир Богатырев уточняет, что не трактует его буквально – каждый может решить сам, что он означает. Но одна из версий, высказанных режиссером, кажется, точнее других: «Мироздание за нами наблюдает».

Пестрота и теснота индийских лесов подчеркивается во всем: декорациях, костюмах, предметах реквизита – обильно и разноцветно заполняющих сцену. Режиссер обратил внимание зрителей и на другую особенность тропического леса: в нем никогда не бывает тихо. Сцена постоянно наполнена треском, шуршанием, звоном, щебетом. Из этих звуков рождается настоящая музыка. Кстати, странники, приехавшие на большом грузовикеи аккомпанирующие главному рассказчику, играют на множестве инструментов: флейте, баяне, барабанах. А Александр Девятьяров в течение двух лет даже учился играть на банджо, чтобы самому исполнить основные песни в спектакле, музыка которых написана специально для «Рикки» Алексеем Кравцовым.

Свет здесь проработан до мельчайших подробностей. Это и солнечные лучи, тянущиеся к земле сквозь густую листву; и предгрозовое потемневшее небо, вселяющее тревогу перед великой битвой; и загорающийся разными цветами «глаз джунглей» – всевидящее око, чутко и по-разному реагирующее на происходящее: спокойно-зеленое, волнительно-красное или ярко-желтое.

Интересно сказать и о костюмах. «Спектакль про животных – это всегда особая история, – уточняет Мария Кривцова. – Поэтому мы сразу решили, что у нас не будет масок». В этом тоже есть игровой элемент, к которому так стремится режиссер спектакля. Узнавать персонажей зрители будут по небольшим подсказкам, очень интересно придуманным художником. Неповоротливого жука – по объемному костюму из множества висящих на нем мешков. Нага и Нагайну – по струящемуся одеянью, роскошный капюшон которого может раздуваться и принимать боевой вид, а подол – изображать длинное тело, настолько длинное, что при стремительных передвижениях кобрам придется носить его с собой. А вот повязка на голове и намотанная на кисти рук ткань, похожие на борцовское облачение, не только укажут на главного героя, но и выдадут его бойкий и дерзкий нрав.

Постановщики спектакля полагают, что этот спектакль станет семейным. Что у ребенка, пришедшего на него со взрослым, будет тема для совместного общения. А с кем, как не с мамой или папой, поговоришь о таких серьезных вопросах, как жизнь и смерть, храбрость и трусость, подлость и благородство?

Да и у взрослого «Рикки» оставит крепкое послевкусие, которое никак не ожидаешь получить после просмотра детского спектакля. Оказывается, никогда не знаешь, где повстречаешься со своими джунглями, и найдется ли в них в случае опасности храбрый Рикки-Тикки-Тави или тебе придется стать им самому.

Анна Верещагина
Ольга Бигильдинская

Фото Сергея Петрова, Евгения Чеснокова, Сергея Чалого

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх