Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



«Не время помирать, богатыри!»

23 марта на Большой сцене РАМТа сыграли премьеру спектакля «Четвертый богатырь»

10.04.2018

Традиционный былинный сюжет о спасении земли русской от вражьего ига претерпевает в новом спектакле РАМТа нетривиальные изменения. Вместо привычных образов богатырей, знакомых нам по литературе, живописи и кинематографу, перед зрителем предстают обычные люди – со своими слабостями, страхами и недостатками. В основу спектакля Натальи Шумилкиной «Четвертый богатырь» легла сказка Родиона Белецкого.

Прошло три года с тех пор как Илья Муромец (Артем Штепура/Иван Воротняк), Алеша Попович (Алексей Бобров) и Добрыня Никитич (Изнаур Орцуев) не смогли отстоять родину в битве с басурманами. Мечи в землю зарыли и жизнь незаметную повели. Добрыня, сын боярский, служить ворогам стал и сам вконец обасурманился: даже косицу заплел. Алеша – в торгаша превратился, да еще и меч свой булатный на базаре в закладе оставил. А Илья решил врагов на печке перележать.

Позабывших свое богатырское прошлое героев собирает в дружину никому не известный босяк. Филя (Денис Фомин) – слуга плененного царевича Еремея. Шутками да прибаутками, хитростью да ловкостью выманивает он горе-богатырей из своих убежищ, чтобы ворога победить и Русь освободить.

Детский спектакль по ходу действия обретает весьма взрослые оттенки: не просто так захватили враги землю русскую. Цель их – царская библиотека, Либерия. Основная мысль спектакля – общая память народ единит. Неспроста вражий предводитель – Великий Ворг (Денис Баландин/Юрий Трубин) спешит отыскать Либерию и уничтожить ее – хочет, чтобы забыли русские люди о былом. Ведь народ, не помнящий прошлого, не имеет будущего. Объединились богатыри в защите библиотеки от посягательств на нее басурман.

Когда смотришь этот спектакль, вертится на языке слово «блокбастер» – настолько ярка и зрелищна сказка. Сцены с участием воинов Ворга, у которых вместо голов репы, а на плечах – черные плащи, мощны и иногда жутки: их сопровождают синие всполыхи света (художник по свету – Тарас Михалевский) и леденящие кровь звуки (звуковое оформление – Иван Волков). Ворг же таскает за собою бычий череп, размахивая им, будто знаменем: где ни пройдет – там будет смерть. Не менее впечатляющи сцены богатырей русских, идущих на бой. Как бы ни были они смешны и нелепы в своих образах – в пестром ли восточном халате или в широченных шальварах (художник по костюмам – Яна Кремер), вместе – они сила. Их кони хоть и воображаемые, но того и гляди сорвутся в зал – так уверенно и решительно скачут они покорять врага.

Сценография спектакля не слишком разнообразна: пара шатров, остов то ли сторожевой башни, то ли бывшей колоколенки, деревянные настилы меж ними. Но как интересно обжито это пространство – действие развернется и в пустыне, и в поле, и в царской темнице, и в болоте. Кажется, азарт режиссера заразил всех, кто придумывал и играет спектакль, настолько, что всем внутри него безумно интересно. Некоторые сцены настолько красивы, что хочется остановить мгновенье. А текст настолько остроумен, что наверняка разойдется на цитаты.

Неожиданно заканчивается история, в которой главную роль вдруг начинает играть – нет, не четвертый богатырь (кто это, мы вам все равно не расскажем), а… русская женщина. Богатырские спутницы заняли в пьесе Родиона Белецкого активные жизненные позиции. Маманя Ильи Муромского (Татьяна Матюхова) с самого начала следует за сыном по пятам («Ежели что, я тут, рядом») – то колыбельную спеть надо, то из болота вытянуть. «Не время помирать, богатыри!» – восклицает не кто иной, как Марья Тимофеевна, в решительный момент, когда русские молодцы снова чуть не пошли на попятную. Дарьюшка же, Илюшина суженная (Виктория Тиханская/Дарья Бранкевич), не только себя и царевича освободила, но и решила финал спектакля, который, как вы, наверное, уже догадались, закончился хорошо.

Ну а царскую библиотеку сберег народ, которого авторы спектакля наделили особой миссией. Память людскую люди и сохранили. Массовые сцены в «Четвертом богатыре» отданы самым молодым артистам РАМТа. В венках из пшеничных колосьев со свитками в руках кружат они хоровод под ярко-голубым небом сцены. Именно они стоят за спинами богатырей в конце спектакля – их тыл, их опора, соль земли русской.

Елизавета Бунькова
Ольга Бигильдинская

Фото Сергея Петрова

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх