РАМТограф.
 
 
Выпуск № 13
Октябрь 2011 г.
СТРАНИЦА ПАМЯТИ

Театральная площадь

   
   
   
 

«Грохот трамваев. Вся расцвеченная, площадь то движется вперед, то вдруг останавливается, и тысячи людских голов поднимают кверху глаза: над Москвой мчатся стаи самолетов - то гусиным треугольником, то меняя построение, как стеклышки в калейдоскопе».
В.А. Гиляровский,
«Москва и москвичи»

Одна из центральных площадей Москвы Театральная, имеет давнюю и очень насыщенную историю. До начала ее застройки здесь было сущее болото – оттого, что текла по площади – на месте нынешних ЦУМа и Малого театра, плавным изгибом пересекая площадь наискосок – река Неглинная, питая водой кремлевский ров. Но это не мешало торговцам в периоды, свободные от разливов, продавать по ее берегам цветы. Оттого и носила она долгие годы такое романтичное имя - Цветочная площадь.

История Неглинки

Однако москвичи не любили эту площадь: больно дурно пахло на ней, да и река Неглинка часто выходила из берегов, выплескивая на поверхность нечистоты, не раз служившие причиной эпидемий тифа. Журналист и исследователь Москвы Владимир Гиляровский, известный как дядя Гиляй, пишет об этом так: «Кроме "законных" сточных труб, проведенных с улиц для дождевых и хозяйственных вод, большинство богатых домовладельцев провело в Неглинку тайные подземные стоки для спуска нечистот, вместо того чтобы вывозить их в бочках, как это было повсеместно в Москве до устройства канализации. И все эти нечистоты шли в Москву-реку».

А.Васнецов. Пушечно-литейный двор на реке Неглинной в 17 веке. 1918 г.

Деревянный мост, переброшенный через речку в 1488 году, во времена сильных дождей и разливов реки был единственно возможным путем для прохожих и экипажей. Но даже продолжавшийся через всю площадь, он не был достаточно удобным для перемещения. Мост назывался Петровским в честь проходившей недалеко улицы Петровки (следом за ними и площадь получит свое новое название – Петровская). Но в 1516 году в южной части площади выроют пруд, Неглинную преградят плотиной, и она больше не будет затоплять площадь.
Пруд через подземный тоннель продолжит давать воду кремлевскому рву. А за ним с 1538 года пройдет крепостная стена Китай-города с «водяными воротами», через которые горожане станут приходить на пруд за водой.
Однако, вряд ли в мосте отпадет необходимость – на картине А.Васнецова отчетливо видно, что мост, начинавшийся в районе Пушечного двора и простиравшийся через всю Петровскую площадь на 256 метров в 17 веке еще существует.

Сор и нечистоты за плотиной будут продолжать копиться, а запах от них – все так же беспокоить прохожих. Но не городские власти, потому что под землю речку уберут только к концу 18 века, переведя ее в специально вырытый подземный канал.

Да и тут история Неглинки еще не окончится. Канал станет выбрасывать сточные воды в Москву-реку, трубы подземной реки не будут чистить; безразличие властей к этому месту сделает его притоном для многих поколений преступников.
Владимир Гиляровский однажды спустился в эти трубы в сопровождении «местных»:

«Я подтянул выше мои охотничьи сапоги, застегнул на все пуговицы кожаный пиджак и стал спускаться. Локти и плечи задевали за стенки трубы. Руками приходилось крепко держаться за грязные ступени отвесно стоявшей, качающейся лестницы, поддерживаемой, впрочем, рабочим, оставшимся наверху. С каждым шагом вниз зловоние становилось все сильнее и сильнее. Становилось жутко. Наконец послышались шум воды и хлюпанье. Я посмотрел наверх. Мне видны были только четырехугольник голубого, яркого неба и лицо рабочего, державшего лестницу. Холодная, до костей пронизывающая сырость охватила меня».

Написанная им репортерская заметка о центральной подземной клоаке стимулирует приведение труб Неглинки в порядок. Но такие чистки будут требовать регулярного повторения. И река вновь окажется засорена, особенно у Малого театра.  Лишь в 1926 году Моссовет очистит воды реки, и отведет ее от Малого театра.

Застройка площади

В своей удивительнейшей книге-ислледовании «Из истории московских улиц» Петр Васильевич Сытин рассказывает, что территория Театральной площади исторически относится к Белому городу. В 16-17 веках здесь жили главным образом бояре и дворяне, состоявшие на царской службе. Земля их называлась «белой» - значит освобожденной от земельных налогов.
Уже в 14 веке Занеглименье – западная часть Белого города - была порядочно застроена выходцами из Ржева, Великого Устюга, Новгорода, Твери и Дмитрова. В 15 веке западная часть Белого города застраивается «загородными» дворами бояр и прочей знати, церквами и монастырями. Иностранцы, приезжавшие в Москву веком спустя, обращали внимание на большое количество церквей в городе.

Из книги П.В.Сытина «Из истории московских улиц»

Стояли церкви и на площади. Напротив входа в нынешний РАМТ - каменная церковь Спаса Преображения, что на Копье (просуществовала до 1817 года).  А напротив современной Большой Дмитровки и торца здания РАМТа, примерно там, где сейчас улица Охотный ряд переходит в Театральный проезд, 1458-м появилась церковь Анастасии Узорешительницы с кладбищем. В 1723-м Петр Первый, решительно перестраивающий Москву, запретит своим указом хоронить  покойников в центре города, но кладбище при этом храме еще долгое время оставалось. Храм будет снесен в 1793 году по плану регулирования Москвы и созданию площади Охотного ряда.

Вообще, город стал походить на город, а площадь на площадь именно при Петре. В 16 веке Москва еще деревянная, ее улицы вымощены деревянными бревнами.
В 17 веке главные улицы Белого города покрываются уже деревянными мостовыми с тротуарами из бревен и досок, через многочисленные реки и ручьи перебрасываются мостики. Никакого освещения в то время нет, прохожие ходят с ручными фонарями, а путь колымагам знати и богачей освещают едущие впереди и по бокам верховые слуги с фонарями.

В 1700 и 1705 гг. Петр I издает указы о замощении улиц в пределах Бульварного кольца булыжниками. А с 1712 г. - о застройке Белого города каменными зданиями, примыкающими одно к другому. К концу 18-го века его самого уже не будет, но все его указы будут исполнены.

Петр то запрещал, то наказывал строить в Белом городе каменные здания, покуда после его смерти, в 1728 году Верховный тайный совет не издал указ, по которому в Москве разрешалось возводить каменные и деревянные строения  «кто какое похочет», и где захочет.

Однако в конце 18 века на главных улицах Белого города стояли в основном все же каменные дома в 2-3 этажа, а в некоторых местах - настоящие дворцы. Улицы уже были покрыты булыжной мостовой и тратуарами из щебня, с наступлением темноты на столбах через каждые 20 метров горели масляные фонари (керосиновые лампы появятся на улицах в 1865-м, газовые – в 1869-м, а вот в 1896-м уже и электрическое освещение).

Новой застройке способствовал и большой московский пожар 1737 года, когда все деревянные дворы сгорели. К середине 18 века двор между Пушкинской улицей (ныне Б.Дмитровка) и площадью принадлежал князьям Черкасским. Восточнее – на самой площади были дворы князей Туркестановых и Голицыных. Против Малого театра на площади дворы князя Сибирского. На месте сквера Большого театра стоял кабак «Петровское кружало».

Напротив Б.Дмитровки на четной стороне нынешнего Охотного ряда в конце 18 века была школа подготовки архитекторских учеников князя Ухтомского.
Рядом со школой к востоку стоял большой двор с деревянными строениями и садом к реке Неглинной. Восточнее двора – деревянные бани с большим колодцем. Перед баней – блиння - маленькая лавка, продававшая блины.

Вообще про бани надо сказать особо. В быту москвичи были чистоплотны, любили мыться и париться, и потому в Белом городе было много бань - и торговых, и во дворах. К югу от Петровского моста стояли две деревянные бани с журавцами, подающими воду из реки. А в1838-1842 гг на месте нынешнего «Метрополя» купец Челышев построил двухэтажный дом по фасаду похожий на Малый театр, внутри которого были все те же излюбленные москвичами бани!
Но вот улицы убирались плохо. В 17 веке пришлось даже издавать указы, обязывающие убирать улицы перед своими дворами и вывозить мусор за город.

Пожар 1812-го – новая история площади

Пожар 1812 года внес свои коррективы в проект площади. После него началось большое строительство под руководством архитектора О.Бове. Было построено много жилых домов в классическом стиле, украшенных колоннами, лепниной, барельефами. Москва была в то время дворянской столицей и обслуживала большей частью дворян, оттого в Белом городе, помимо особняков и дворцов, располагались дворянские учреждения: и Университет, и Благородное дворянское собрание, и, Манеж, и, конечно же, театры – которые строились все в том же классическом стиле. Улицы кое-где покрылись асфальтом.

В 1817-1821 годах на месте дворов, церкви Спаса на Копье и Петровской улицы была спланирована площадь в современных очертаниях. На месте театра Медокса (купившего вместе с князем Урусовым дом Голицына и устроившего в нем Петровский общедоступный театр) в 1824-м архитектор Бове строит Большой театр, и в том же году - Малый театр, сдававшийся в аренду театральной дирекции и приобретенный ею в казну только в 1830-м. На площади по сторонам проезда в Охотный ряд стояли каменные дома. На северном углу – дом К.М.Полторацкого, построенный в 1821 году (ныне – здание РАМТа), на южном – Сенатской типографии (1818-1821 гг). В 1830-х гг их обязали сделать свои фасады подобными Малому театру. С 1829 года площадь носит уже название Театральной – по театрам, находящимся на ней.

 

 

Надо сказать, что Театральная площадь жила своей особой – театральной жизнью. У нее было даже специальное отопление во время зимних спектаклей. Тогда у театров ставили «печи ради проходивших и ночных сторожей». Возле них грелись кучера, ожидавшие своих господ, сторожи, дворники и просто прохожие.

В марте 1853-го случился очередной пожар. По недосмотру во время репетиции загорелся Большой театр. Новое здание, отстроенное архитектором Кавосом в 1856 году, увеличила вместимость театра до 2500 мест.

В 1840-х застройка площади имела строго симметричный архитектурный ансамбль.
В ее центре находился незамощеный «плац-парад» для смотров войск и парадов. Он был обведен толстыми канатами на столбиках, на всех четырех его сторонах горели масляные фонари.

Правда, со времен 16-17 веков, когда вдоль Неглинки шли Мучной и Житный ряды, привычка торговать в этом месте осталась. Так у Китайгородской стены еще стояли лавочки, продававшие цветы, саженцы семена. Но в 1851-м они были насовсем переведены на Трубную площадь.

История здания РАМТа

К одной театральной дирекции оказались прикреплены три театра. Помимо Большого и Малого, театр Московского артистического кружка под руководством Александра Николаевича Островского. Театр разместился в бывшем доме Полторацкого, принадлежащем теперь купцу Бронникову. Об Артистическом кружке, располагавшемся в стенах нынешнего РАМТа, пишет Владимир Гиляровский, вспоминая Москву 1880-х годов:

«Кружку принадлежал ряд зал и гостиных, которые образовывали круг с огромными окнами на Большую Дмитровку с одной стороны, на Театральную площадь - с другой, а окна белого голицынского зала выходили на Охотный ряд.
Противоположную часть дома тогда занимали сцена и зрительный зал, значительно перестроенные после пожара в начале этого столетия.
 Круг роскошных, соединенных между собой зал и гостиных замыкал несколько мелких служебных комнат без окон, представлявших собой островок, замаскированный наглухо стенами, вокруг которого располагалось круглое фойе. Любимым местом гуляющей по фойе публики всегда был белый зал с мягкой мебелью и уютными уголками»

Благодаря кружку, многие неизвестные провинциальные актеры, имевшие в него бесплатный вход, могли познакомиться с антрепренерами, получить ангажемент и устроить свою судьбу.

В 1882 году здание арендует известный на всю Москву антрепренер, режиссер и актер Михаил Валентинович Лентовский и вносит значительные изменения во внешний и внутренний вид театра. У спроектированного Ф.Шестаковым (при участии О.Бове) здания появляется третий этаж. По заказу Лентовского архитектор Б. Фрейденберг перестраивает дом, значительно изменив его облик и увеличив вместительность театра. Лентовский переносит сцену на ее теперешнее место. Сооружает сценический круг, придуманный Гордоном Крегом, и внедренный в русский театр Станиславским. Лентовский делает и декоративную отделку внутренностей театра: стены зрительного зала в те годы были выкрашены в белый цвет, а голубой занавес украшен розовыми амурами.

Однако в 1885-м театр Лентовского закрывается из-за отсутствия средств. С 1886 по 1898 год театр называется Шелапутинским - по имени одного из владельцев, в нем гастролируют различные труппы. В 1898 году это помещение занимает Новый императорский оперный театр, в начале века здесь дает спектакли Частная опера Зимина, а в 1909-м – драматический театр Незлобина. В 20-е годы 20 века здесь идут оперные и балетные спектакли Большого театра, а в 1924-м здесь обоснуется Первая студия Художественного театра – МХАТ II, возглавляемая любимым учеником Станиславского – Михаилом Чеховым.

После студии МХАТа помещение театра переходит к новому хозяину. В 1921 году создается Московский театр для детей. Его руководителем становится семнадцатилетняя Наталья Сац. А в 1936 году, в день рождения Сталина, театр получает новое название - Центральный детский и новое помещение – на Театральной площади, 2. В 1980-м художественным руководителем театра становится Алексей Бородин, при котором театр в 1992 году получает свое нынешнее имя - Российского академического Молодежного.

20 век

Двадцатый век внес свои изменения в историю и внешний вид Театральной площади. В 1904 году по ней в разных направлениях пустили трамвайные линии. В предреволюционные годы площадь стала удобным местом для митингов и демонстраций рабочих. В 1917 году ее взяли штурмом большевики и заняли все, находящиеся на ней здания. А в 1919 году она стала называться площадью Свердлова, в честь одного из руководителей Советского правительства.

Память об этих событиях и о значении площади в ту бурную и кровавую эпоху – памятник Карлу Марксу, которого издалека так легко и так хотелось бы принять за поэта Волошина. Первый камень в основание памятника был заложен во время первого в мире субботника 1 мая 1920 года. Правда, его открытие состоялось лишь спустя 40 лет - в 1961 году.

После революции в центр города были переселены более 300 тысяч рабочих с семьями с окраин, и это в корне изменило и состав населения, и внешний вид Белого города. Толпы народа в белом городе увеличивались, в Городской думе поднимался вопрос о метрополитене между центром города и вокзалами, решившийся лишь в 1931 году решением пленума ЦК ВКП(б) о сооружении метрополитена в Москве. В 1935 году состоялось открытие первой очереди метро - от станции «Сокольники» до «Парка культуры», открывается станция метро «Охотный ряд» с выходом в здание Центрального детского театра. Так в 1930-х извозчики совсем исчезли с улиц Москвы, времена, когда у Леонида Утесова и его Маруськи «искры сыпались с булыжной мостовой», остались далеко позади.
И совсем скоро - в 1937-м выросло у Китайгородской стены здание станций метро «Площадь Революции» и «Площадь Свердлова».

В 1898 – 1907 годах на месте этого дома купца Челыщева (с теми самыми банями) Петербургским акционерным обществом была построена гостиница «Метрополь» в стиле модерн с врубелевской «Принцессой Грезой» на фронтоне.

1910-1911 на месте «плац-парада» были разбиты два сквера. В 1913-м у стены Китай-города был третий сквер – «розариум» со множеством кустов штамбовых роз.

Кстати, всем известный ЦУМ (а до этого Мосторг) родился из первого в городе универсального магазина «Мюр и Мерилиз», названного по фамилиям своих владельцев Эндрю Мюра и Арчибальда Мерилиза. В этом огромном готического стиля здании, построенном в начале 20 века, можно было найти абсолютно все – одежду, обувь, парфюмерию, ювелирные изделия, предметы дизайна интерьера – все самых лучших отечественных и европейских марок.

У входа в Малый театр в 1929 году устанавливается памятник Александру Николаевичу Островскому, которого Гиляровский назовет «единственным в Москве бронзовым домовладельцем».

Ну а раз уж мы хоть и опосредованно, но говорим о театре, то позволим себе в конце статьи маленькое отступление. Всего лишь перейдем на другую сторону дороги – наискосок от театра. Правда, сегодня нам придется сделать приличный крюк, чтобы добраться до подземного перехода у Госдумы, а в 1782-м от Театральной до этого места было совсем недалеко.

Напротив здания Исторического музея  стоял двухэтажный дом купца Горюнова, снизу он был ничем не примечателен, и его скобяные лавки никто бы и не вспомнил, если бы не второй этаж. В нем-то и располагалась знаменитая на всю Москву кофейня Печкина, сыгравшая значительную роль в литературной и театральной жизни Москвы. Профессора МГУ, студенты, писатели, артисты собирались здесь вечерами и горячо обсуждали литературные новинки и последние театральные постановки. Но самое главное и интересное для театралов, что в свое время тут бывали Герцен и Белинский, спустя годы оживущие в спектакле-трилогии Алексея Бородина «Берег утопии». Как будто просто перейдут дорогу и окажутся на сцене любимого РАМТа.

Наши дни

Шесть последних лет исторический облик Театральной площади скрывали от нас леса и строительные постройки, выросшие на площади по причине ремонта Большого театра. Его открытие запланировано на конец октября 2011 года, и в связи с этим не так давно площадь освободили от загромождений. Для настоящих театралов – это настоящее счастье и эстетическое удовольствие – прийти в любимый театр, не обходя заборы стройки, обозревая всю площадь и необыкновенной красоты здания, стоящие на ней, погружаясь в атмосферу былой Москвы, когда по мостовым проносились коляски, на площади торговали цветами, а элегантно одетые дамы и кавалеры изучали через лорнет афишу на ближайший месяц.

Анна Емельянова
Ольга Бигильдинская