РАМТограф. Вот какая мешанина чеховская
 
 
Выпуск № 12
Июнь 2011 г.
НА СПЕКТАКЛЬ!

Вот какая мешанина чеховская

   
   
   
 

Чехов сегодня – один из самых востребованных театральных авторов в нашей стране, а за ее  пределами его имя уже давно стало символом русской драматургии. Его «Чайка», «Дядя Ваня», «Три сестры», «Вишневый сад» известны всему миру. Одноактные же пьесы менее популярны. Ведь мода на короткие спектакли, а также на постановки, состоящие из фрагментов или нескольких пьес, появилась у нас лишь недавно. А ведь в этих коротких изящных произведениях бездна «фирменного» чеховского юмора, его всегдашней иронии над вывихами русской жизни, смешанных с жалостью и печалью. В Молодежном театре поставили целых пять маленьких шедевров Чехова! Однако «Медведь», «Юбилей», «Предложение», «Свадьба», «О вреде табака» не следуют одна за другой, а хитроумным способом перемешаны. И все они собраны под единым названием в спектакль «Чехов-GALA».

Мешанина художественная

«Медведь». Смирнов – Илья Исаев

Режиссер Алексей Бородин помещает своих героев в некое общее пространство. Оно одновременно и дом помещицы Поповой, и усадьба Чубукова, и помещение N-ского банка, и зала кухмистера Андронова, в которой празднуют свадьбу. Художник Станислав Бенедиктов наполнил сценическую площадку предметами, которые, хотя и не несут на себе явных примет времени, невольно отсылают нас к началу двадцатого века. Казалось бы, ничего особенного: изящно изогнутая деревянная галерея с большими арками, венские стулья, простая скамья, несколько столов разной высоты, старая конторка, фортепиано, несколько тумб, комнатная пальма, вазы с цветами. Но это прозрачное, выполненное в песочной гамме пространство, перегруженное, даже захламленное вещами и мебелью, окутанное свойственным стилю Бенедиктова ореолом простоты и аристократизма, заставляет нас вспомнить что-то ужасно родное – старые дачи в живописных уголках Подмосковья или Крыма, с их чердаками, наполненными предметами из прошлого, неспешным течением жизни, простотой нравов. Вещи на сцене, казалось бы, живут своей собственной, независимой от людей, жизнью.

Мешанина режиссерская

«Медведь».
Попова – Мария Рыщенкова,
Смирнов – Илья Исаев

И в этой текучей, переменчивой сценографии разыгрываются пять сюжетов. Разыгрываются не последовательно. Алексей Бородин разделил их на фрагменты, которые ловко перемешал: одна история прерывается, начинается другая, потом третья, четвертая, и так по кругу. Запутаться в том, сцена из какой пьесы сейчас разыгрывается, и какие события предшествовали конкретному сюжету, невозможно. Мебель в каждой истории – своего оттенка, костюмы – только присущей этой пьесе цветовой гаммы и фактуры, очень часто при переключении с одной истории на другую мы слышим бой часов или шум дождя, замечаем появление второстепенных персонажей из следующего фрагмента в проемах арок, по краям сцены. Да и клиповому сознанию современных зрителей справиться с подобной текстовой и сюжетной нарезкой не представляется никакой сложности.

«Предложение».
Ломов – Александр Доронин,
Наталья Степановна –
Дарья Семенова

Спектакль раскручивается, словно большое колесо. Фрагменты пьес становятся короче, их смена происходит чаще. И такой режиссерский ход добавляет действию динамики и эмоционального накакла. Но шекспировских страстей ожидать в этом спектакле не следует. Чехов требует тонкого психологизма и игры на нюансах. Бородин чувствует это прекрасно. И в результате перед нами разворачивается тихая трагедия человеческой жизни. Та самая, о которой драматург сказал: «Люди обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни».

«Юбилей».
Мерчуткина – Татьяна Матюхова,
Хирин – Алексей Блохин

Герои Чехова – иногда простодушные, иногда лукавые, но недотепы. Собрался Смирнов (И.Исаев) у Поповой (М.Рыщенкова) вытребовать долг – не получилось, потому что влюбился в нее, как мальчишка («Медведь»). Ломов (А.Доронин) решил сделать предложение Наталье Степановне (А.Ковалева), но помешали вечные помещичьи земельные споры да спесь русская («Предложение»).

 

Шипучин (А.Веселкин) мечтал чинно и с соответствующим размахом провести юбилей собственного банка. Да разве это возможно, если от сестры вернулась говорливая женушка Татьяна Алексеевна (Р.Искандер), а въедливая Мерчуткина (Т.Матюхова), «женщина слабая и беззащитная», пришла требовать денег («Юбилей»). Капитана Ревунова-Караулова (Ю.Балмусов) позвали на свадьбу к милым людям, а  вышло, что эти самые милые люди его и обидели, и унизили («Свадьба»). Нюхина (А.Маслов) позвали прочесть лекцию «О вреде табака», а получилась не лекция, а жалобы на неудавшуюся, несчастливую жизнь.

И все-то у нас в России через пень-колоду. Так было до Чехова, и после него ничего не изменилось. Нелепое управление компенсируется народной смекалкой. Основной принцип планирования – как пойдет. Главная надежда – на авось. Не об этом ли писал Чехов и не об этом ли ставил Бородин? Можно ли что-то изменить в таком ходе вещей? Вряд ли. Можно только иронизировать над этим. В финале спектакля герои все герои встают в проемы галереи. Крайний в этом ряду, лакей (В.Потапешкин), достает из конверта выручку, полученную от свадебного банкета, и часть денег потихоньку прячет в свой карман. Этакая режиссерская усмешка вполне в духе автора.

Всю галерею недотеп, которых вывел Бородин в своем спектакле, мы можем рассмотреть, как следует. Пространство сцены организовано таким образом, что актеры играют всегда на театральном крупном плане, что является наиболее выигрышным расположением мизансцен для любой чеховской постановки, где особенно важны полутона.

Мешанина актерская 

«Свадьба»

Сцена при этом довольно густо населена – герои остальных сюжетов никуда не ушли, они тут, неподалеку, наблюдают, подглядывают и подслушивают, становятся невольными свидетелями разыгрываемых комедий, как и мы с вами. Но они не мешают друг другу. И здесь очень важно такое качество труппы РАМТа, как ансамблевость.

«О вреде табака»

В этом ансамбле есть свои первые скрипки. Дуэт М.Рыщенковой и И.Исаева исполняет бурную, даже несколько бравурную, и, в то же время, романтическую мелодию. Трио А.Ковалевой, А.Доронина и А.Пахомова представляет зрителю буффонную, с некоторым патетическим надрывом фортепианную пьесу о счастливом сватовстве.  Квартет Т.Матюховой, Р.Искандер, А.Веселкина и А.Блохина разыгрывает немножко клоунский водевиль о суматошном юбилее. А.Маслов выступает соло со своей печальной балладой о не удавшейся жизни.

Мастерство вторых скрипок в этом спектакле ничуть не меньше, чем у солистов. Наблюдать за их жизнью в этом спектакле крайне любопытно. Алексей Бородин владеет своим актерским оркестром виртуозно.

Особенно символичным кажется исполнение песни «Шумел камыш» в финале спектакля. Из актеров РАМТа получился потрясающий хор, очень слаженный и профессиональный.  Их исполнение отличает яркое сильное звучание и богатейшее многоголосие.

Лука – Олег Зима

Во время исполнения этой песни поворотный круг  начинает свое движение, и забитое до отказа мебелью и людьми место действия исчезает. Взору зрителя предстает абсолютно пустая сцена, в центре которой -  косоплечий мужичок Лука (В.Василенко) кормит свою лошадь.  От этой сцены веет той самой русской тоской, которая возникает вечерами от осознания своей никчемности, неустроенности в жизни, одиночества, о которой говорят все герои Чехова, которая всегда сквозит и в улыбке его самого.

Мария Рузина