Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



«Театр в школе – особый формат проникновения в культуру»

Ученикам Татьяны Муратовой больше нравится играть, чем смотреть

15.04. 2015

В кабинете учителя литературы гимназии № 1517 Татьяны Муратовой есть маленькая полочка со старыми театральными журналами. Взглянув, сразу понимаешь: учитель любит театр. Среди ее учеников нет заядлых театралов, но театр неизменно присутствует в учебном процессе. А еще ее подопечные не только зрители. Сегодня, по словам Татьяны Геннадьевны, ребятам больше нравится играть самим. Поэтому она ставит с детьми спектакли, открывая им новые возможности проникновения в культуру.

Когда и как появился театр в Вашем обучающем процессе?

– В 1987 году, еще работая в Самаре, я впервые поставила со своими учениками спектакль по пьесе Погодина «Так победим». Потом, уже в московской гимназии, мы показывали миниатюрки, которые придумывали сами. А затем был еще один полноценный спектакль по очень непростой пьесе Гришковца «Зима». Кстати, идея постановки мне не принадлежит. В 2008-м пришли два ученика из выпускного класса и предложили поставить Гришковца, который тогда был очень моден. Я, честно говоря, занервничала, потому что у Гришковца специфические пьесы, рассчитанные на небольшое количество актеров. Но в силу того, что близился выпуск, мы эту идею реализовали только на будущий год. Артистов набрали среди других ребят, а выпускники выполняли режиссерскую функцию. И мне кажется, спектакль удался. Сразу же после этого я предложила восьмиклассникам поставить «Ревизора».

А профессиональный театр так же востребован Вашими учениками?

– Я очень не люблю ходить в театр со всем классом, потому что так приобщаться к театру нельзя. Но хожу в театр с учениками, когда нам интересен автор, интересна пьеса и когда подбирается команда единомышленников.

Может ли театр заменить чтение пьес из школьной программы?

– Как показывает моя практика, ребенок никогда не совмещает чтение пьес с театральной постановкой. Для него то, что происходит на сцене – это одно, а читать книжки – другое. Среди моих учеников не было заядлых театралов. Поэтому они никогда не перечитывали пьесы после театральных походов. Это очень серьезное увлечение, когда человек посмотрел, а потом еще и перечитал. Наши посещения театров были «разовыми набегами».

Есть спектакли, на которые Вы водили всех учеников?

– Был такой спектакль – «Шардам и другие» в театре «Эрмитаж». Я его посмотрела сама, потом мы сходили с ребятами. Причем, одни были впечатлены, а вот другим, которым тоже нравился этот автор, абсолютно не понравилось. С тех пор я ни на чем не настаиваю. Есть спектакли, которые нравятся мне, но никогда не угадаешь, понравятся они остальным или нет. Я рассказываю, где я была, и они сами решают, идти или нет.

Нынешние ученики-театралы отличаются от прежних?

– Отличаются. Раньше любили ходить в театр. Было достаточно просто собраться и пойти. А сейчас и театров больше, и билеты можно заказать, а не стоять в очереди, но желание ходить в театр уменьшилось. Я думаю, это связано с тем, что ваше поколение пытаются отлучить от культуры. Вокруг так много всего, что в театре нет нужды. Да еще юношеский максимализм утверждает, что старая культура не нужна. Теперь, как я вижу, людям больше нравится играть. Кстати, когда человек выходит на сцену, перед ним открывается возможность проникновения в культуру. А это проникновение очень важно. Ведь это ужас, как люди пишут в интернете, какие стихи выкладывают, какие рассказы сочиняют. А театр в школе – это особый формат проникновения в культуру. Поэтому я ставлю спектакли со своими учениками.

Я знаю, в последней постановке Вы поделили действия одного спектакля между классами, то есть каждое действие играли разные артисты. Почему?

– Я понимала, что всю пьесу они не потянут. Поэтому каждый класс брал по действию и делал, как это видит. Такое своеобразное домашнее задание. Получилось очень интересно. Например, первый акт был дизайнерским – здесь думали прежде всего о том, как встанут и во что оденутся. Пятое действие было классическим – с огромным количеством людей, как положено. А третье – экспериментальным. Здесь почти всего Гоголя переписали. А еще мы решили устроить конкурс на лучшего Городничего и Ревизора. Эту же идею использовали на следующий год при постановке пьесы «Горе от ума». Тут все совпало: и количество действий, и количество классов в параллели, и главное – количество любящих театр, которые хотели поставить спектакль.

В спектаклях участвовали только те, кто хотел?

– Не всегда. Иногда и уговаривать приходилось. Главная проблема в этом возрасте – количество текста, которое школьнику кажется невероятным.

А после сыгранного спектакля ребята загорались идеей поставить что-то еще?

– Те ребята, которые ставили «Ревизора», предложили сделать что-то еще, но очень быстро остыли. Те, кто ставили «Зиму», закончили школу. Это был выпускной класс. Они уже много чего понимали, много знали. Кстати, они первые после своего спектакля побежали смотреть Гришковца в других театрах – сравнивали с тем, что у них получилось. Сейчас мы репетируем новый спектакль по пьесе Ибсена «Пер Гюнт». Актерами в этом спектакле будут те же ребята, которые в прошлом году играли в «Горе от ума».

Из Ваших учеников кто-то связывал свою жизнь с театром?

– Некоторые из моих выпускников уходили в театральную сферу, но пока о них ничего не слышно. Из тех, которые играли – нет, хотя в театр ходят. Я думаю, что все, что мы делали вместе, было больше приобщением к культуре, чем серьезным увлечением театральным искусством.

Софья Нестерова

В материале использованы фотографии с сайта гимназии 1517.

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх