Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Фьяба на дощатом помосте

Премьера «Зобеиды» в театральном дворике РАМТа

25.06.2019

«Однажды увидев "Зобеиду" после заката, мы поняли, что это совершенно незабываемо! Поэтому все июньские показы перенесены на 21:00», – предупреждают соцсети театра своих зрителей. С тем, что это незабываемо, не поспоришь. Сама по себе эта волшебная фьяба Карло Гоцци в постановке Олега Долина настолько красочная и яркая, как в художественном оформлении, так и в исполнении, что забыть ее будет трудно. К тому же идет она на новой необычной площадке – в Театральном дворе РАМТа. А прибавьте к этому теплый июньский вечер после заката, легкий ветерок, темнеющее небо над головой, голубей, присевших тут же на карнизе, и ощущение чуда театра вам обеспечено.

Зобеида – Полина ВиторганФьяба – жанр итальянского театра и драматургии, родившийся в полемике Карло Гоцци с бытовой комедией Карло Гольдони. Это сказка, в которой трагикомический сюжет дополнен импровизацией и буффонадой комедии дель арте. И в этом плане новая постановка РАМТа абсолютно оправдывает свой жанр. В тесное замкнутое пространство театрального дворика, куда выходят двери производственных цехов театра, встроена покатая сцена-помост. Она занимает почти весь двор, оставляя место лишь для четырех рядов зрительного зала и арки-выхода на Большую Дмитровку. Это и есть новая площадка театра.

Роль занавеса играет перекинутый через ржавую балку кусок красного бархата. По обеим сторонам сцены ряды стульев, на которых во время действия не занятые в диалогах актеры будут ожидать своего выхода, переодеваться и озвучивать отдельные сцены. Тут и там развешаны элементы сценических костюмов, дожидающиеся своего часа. Справа от помоста – шумо-звуковая машина, ударные и колесная лира, приводимые в движение самими актерами. Между сценой и зрительскими местами висит большой белый шар, который во время действия поднимется еще выше и будет освещаться разными цветами, превращаясь то в догорающее солнце, то в холодную синюю луну. Добавляют сказочности и таинственности зажженные в подсвечниках и стеклянных колбах свечи – разного размера и формы, подвешенные и стоящие на земле.

Тарталья, Первый министр Синадаба – Александр Девятьяров; Синадаб – Михаил Шкловский; Панталоне, Второй министр Синадаба – Александр ПахомовВыходят музыканты, усаживаются рядом со зрителями и на протяжении действия сопровождают его живой музыкой Жан-Батиста Люлли, Клаудио Монтеверди, Габриэля Форэ, Иоганна Себастьяна Баха. С первыми аккордами появляются актеры – в костюмах, стилизованных под средневековый театр (художник по костюмам Евгения Панфилова). Они встают на авансцене, запросто оглядывая зрительный зал. Двое сдергивают бархатный занавес, и действие начинается. Прямо на наших глазах артисты надевают недостающие для их образа детали костюмов, но, самое главное, – маски (художник-постановщик и автор масок Сергей Якунин). Начинает разворачиваться самая настоящая комедия дель арте, какой мы могли бы ее себе представить.

Без маски, как и полагается этому жанру, лишь главная героиня – принцесса Зобеида (Полина Виторган, Анастасия Волынская). Она вот уже 39 дней счастливая супруга Синадаба, царя Самандаля (Михаил Шкловский). Но вдруг узнает от старого жреца Абдалака (Сергей Печенкин), что ее муж – страшный колдун и всех своих жен на 40-й день брака превращает в коров. В это время отец Зобеиды царь Ормуса Бедер (Александр Девятьяров) идет с войной на царя Самандаля с надеждой вернуть себе обеих дочерей и невестку, томящихся у того в плену, и победить ненавистного Синадаба. Но враг оказывается хитрее.

Абдалак – Сергей Печенкин, Зобеида – Полина ВиторганЖанр спектакля предполагает комическую манеру игры, гротеск, элементы площадного театра и окарикатуривание персонажей. Все это мастерски представлено в «Зобеиде». Часто реплики произносятся апарт – обращены в зал так, будто партнер этого не слышит. Такой прием добавляет спектаклю легкости, напоминает, что актер всего лишь играет, наблюдая за своим героем со стороны.

Живая импровизация придает комедии злободневности. В одной из сцен Бедер даже обращается к зрителям за советом. Но слегка растерянная от отсутствия четвертой стены публика не решается стать участницей спектакля. Лишь юная зрительница спасает положение Бедера, подсказывая решение.

Полтора часа пролетают незаметно. Становится совсем темно, и внутреннее освещение дворика привносит в атмосферу спектакля особое волшебство. В какой-то момент, ближе к финалу, в окнах второго этажа появляются актеры со свечами в руках. И создается ощущение того театрального чуда, за которым мы спешим в театр и которого нам так не хватает в жизни.

Синадаб – Михаил Шкловский, Зобеида – Анастасия ВолынскаяДобро опять побеждает зло, как это ни банально звучит. Прекрасная и отважная Зобеида ценой собственной любви осталась невредима и спасла невинные души, желающие простого человеческого счастья. Всей душой сочувствуя героине, понимаешь, что сколько бы веков ни прошло, борьба добра со злом вечна. Потому что пороки, разъедающие род людской, неискоренимы. Но всегда жива надежда на happy end, на то, что на каждого злобного Синадаба найдется своя прекрасная Зобеида, которая разрушит ненавистные чары и сделает мир добрее и лучше.

Спектакль в Театральном дворе РАМТа теперь его изюминка. Сделанная с большой любовью и уважением к зрителю, к драматургии, к театру. Это не просто очередная премьера, а новый этап в творчестве РАМТа. Сказка, как и полагается, будет интересна и ребенку, и взрослому. И каждый найдет в ней что-то для себя важное, дорогое, посмеется от души или задумается о сокровенном, но точно не останется равнодушным.

Сергей Пропажин

Фото Сергея Петрова

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх