Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Многоликость демократии

Круглый стол в РГГУ в рамках образовательного проекта РАМТа «ТЕАТР +»

03.03.2017

 
«Говоря о демократии, мы побуждаем себя к самосовершенствованию», фраза, прозвучавшая на круглом столе «Демократия в культуре и политике современной России», наделила его проведение особым смыслом. В этот раз поговорить о демократии после просмотра одноименной премьеры РАМТа в стенах РГГУ 27 февраля собрались студенты и преподаватели факультета истории, политологии и права и люди театра. Круглый стол стал попыткой сформулировать, что такое демократия в наше время и в каком виде она сегодня существует.

– Политическая тема возникла в театре естественным путем. Это человеческое участие в том, что происходит в жизни со мной, с моими близкими, с людьми, которые мне дороги. Для нас политика, прежде всего, связана с личностью, с человеком, с каждым по отдельности, с поиском путей, которые мы ищем в жизни. Если меня это задевает, то может задеть и еще кого-то, – объяснил Алексей Бородин рождение в РАМТе таких спектаклей, как «Демократия».

Несмотря на название постановки, в ней, как справедливо отметил заведующий кафедрой теории и практики общественных связей Сергей Клягин, «о демократии не говорится – говорится о политике как о неполитическом и раскрывается именно внутренняя, даже интимная сторона участия человека в том, что мы называем политикой».
– Очень интересно, что театр предлагает своему зрителю непредсказуемую, тонко психологическую трансляцию человеческого качества внутри политического, – продолжил эксперт, отсылая к тому, что «Демократия», прежде всего, выделяет отдельных живых людей с их собственными, уникальными характерами, чье поведение отнюдь не ограничено политическими мотивами.

Александр Логунов, декан факультета и модератор круглого стола, предложил участникам представить, будто они пишут пьесу о демократии сегодня. Кого бы они сделали ее главным героем?

Среди ответов звучали и конкретные имена, и абстрактные должности. Вопрос оказался сложным, но увлекательным – настолько, что один из студентов описал свое видение не только главного героя, но и канву событий:
– Я бы взял какого-нибудь представителя исполнительной власти. Конфликт ситуации заключался бы в том, что решение, принятое обществом, ущемляло личные интересы героя. Стал бы он реализовывать свою гражданскую позицию или же должен будет подчиняться во избежание санкций?

– Я бы, наверное, заинтересовалась фигурой Бориса Николаевича Ельцина, потому что это человек, который пытался строить демократию, с перечнем ошибок, с перечнем побед и с которого начался очередной виток развития российского государства, и было бы идеально показать неоднозначность его фигуры, – высказала свое мнение доцент кафедры теории и практики общественных связей Мария Штейнман.

А актер РАМТа Андрей Бажин в контексте разговора поделился, кого из «демократических» героев хотел бы воплотить на сцене:
– Жириновского. И не потому что я с ним согласен. Более того, потому что, я, может быть, с ним не согласен. А вот то, что он ярок, интересен, заразителен, – это то, что я очень в героях люблю.

Дискуссия все шире охватывала современные российские реалии, и одним из ключевых пунктов стало обсуждение существования в нашем обществе спроса на демократию. Мнения студентов на этот счет разделились – одни находили потребность в демократии безусловной, другие приводили примеры обратного:
– Так или иначе, были попытки власти внедрить какие-то демократические институты, но, как показала практика, общественной поддержки они не получили.

Обособленным оказался ответ, не примкнувший ни к одному, ни к другому лагерю:
– Есть ли в российском обществе запрос на демократию? В российском обществе есть запрос на идеал.

– Здесь есть две стороны – общество со своими потребностями и власть, которая вводит новые институты. Минималистское определение демократии: это та ситуация, когда правящая партия проигрывает выборы. Или второе определение: демократия – это та ситуация, когда правила выборов известны, а результаты  – неизвестны. Как мы видим, у нас все в точности наоборот, – попыталась описать современную ситуацию с демократией Галина Михалева, председатель Гендерной фракции и член Федерального совета Российской объединенной демократической партии «Яблоко». – Мы не первая страна, которая находится в транзите. И как показывает опыт других стран, институты, которые сначала даются «на вырост», становятся совершенно естественными.

Неизбежной стала тема наличия в обществе ценностей демократии – основополагающих и универсальных, – способных породить тот самый спрос на соответствующие институты.

– Есть ли вообще универсальные базовые ценности или каждая культура, каждый этнос, каждый народ выращивает и вырабатывает свои? – обращается Александр Логунов к участникам.

– Демократия – это жестокость, закон процедур, соблюдение правил, – ответил на вопрос декана доцент кафедры теоретической и прикладной политологии Сергей Бойко.

Интересным своей полярностью мнением поделилась юная участница круглого стола:
– Во-первых, демократия – это западный концепт. Не было бы ошибочным сказать, что демократические ценности – это западные ценности. Во-вторых, хотелось бы задаться вопросом о демократии как о самоценности.

– Базовые личные неприкосновенные права существуют в любой форме демократии. Без защиты личных прав человека невозможно дальнейшее развитие остальных прав, которые обеспечили бы полноценную работающую модель демократии, – отметил один из студентов, вызвав вопрос, так и оставшийся открытым – что именно подразумевается под личными правами?

Среди молодежи звучали и другие распространенные, общепринятые формулировки, отличающиеся, однако, индивидуальной интерпретацией:
– Для меня главной ценностью является свобода слова. В моем же понимании демократия как раз выступает против свободы слова. На том же Западе многие темы в СМИ табуированы.

Николай Борисов, заведующий кафедрой теоретической и прикладной политологии, объяснил демократические ценности, опираясь на работы классиков политической мысли:
– Мы говорим о демократии в терминах «построить» – как о морально-этическом идеале, чем-то похожем на коммунизм, который строили по образцу. То же самое в демократии – есть некоторый идеал и некоторый образец. Касательно базовых ценностей, еще Хантингтон выделял фундаментальные – Порядок и Свободу, которые очень трудно совместить. Для нашей культуры в нашей истории это и есть проблема.

А Сергей Донцев, старший преподаватель кафедры теоретической и прикладной политологии, сделал акцент на том, что «помимо набора ценностей, который каждый формирует по-разному, очень важна еще и уверенность в правильности этих ценностей, потому что они имеют для человека онтологический смысл».

Проблема ценностей постоянно пересекалась, перечеркивалась проблемой сущности демократии.
– В демократии должен быть стержень, – характеризует политический режим одна из студенток, – должен быть выбор, но и ответственность за него. Люди иногда молчат, потому что не хотят нести ответственность за свои слова. Им дают возможность говорить, но они не хотят говорить.

Участницу поддержала доцент кафедры культуры мира и демократии Мария Гордеева:
– На демократическом плане идет много манипуляций, закадровой игры. Для меня спектакли «Демократия» и «Нюрнберг» объединяет вопрос ответственности, который звучит очень интересно в каждом из этих спектаклей.

Не все участники разговора признавали очевидность значения самого слова «демократия».
– Спектакль поднимает проблему нечеткости определения понятия демократии, –высказала свое мнение одна из учащихся университета. – Нередко при попытке ее построить возникают проблемы в реализации. Люди, которые стараются это осуществить, пытаются создать моральные ценности для своего собственного общества. Ввиду этого и возникают многочисленные модели демократии. Мы не можем сформулировать ее базовое понятие.

Приближаясь к завершению разговора, Мария Штейнман обратила внимание на продемонстрированную во время обсуждений за круглым столом рецепцию демократии:
– Демократия – это термин. И сегодня я в очередной раз увидела, как он мифологизирован. «Демократия» и «Нюрнберг» взаимодополняют друг друга, потому оба эти спектакля о вызове демократии как явлению. Алексею Владимировичу удалось показать не только силу, но и слабость демократии. И этот вечный диалог между Порядком и Свободой показан нам со сцены.

В качестве промежуточных итогов – так как разговор выходит далеко за рамки данного круглого стола и кажется невозможным поставить в нем окончательную точку –Александр Логунов собрал все прозвучавшие определения обсуждаемого политического режима: демократия как ценность, демократия как идеал, демократия – миф, демократия –смысл, – и добавил одно собственное: демократия – бесконечная перспектива, движение.
– Ни в одной стране нет того идеала демократии, который описывали классики и неоклассики, потому что нет и не может быть идеального общества, потому что нет и не может быть идеальных людей. Стоит появиться идеальному человеку, как потом окажется, что он совсем не идеален. Нельзя ли предположить, что на самом деле демократия – не столько качество состояния, сколько качество движения? Почему мы – демократическое общество? Потому что мы движемся в определенном направлении. А если кто-нибудь скажет, что мы достигли полной и тотальной демократии, то я бы тогда испугался.

Круглый стол был окончен вполне демократичным многоточием.

РАМТ благодарит за участие в круглом столе декана, студентов и преподавателей ФИПП РГГУ, а также доцента кафедры теории и практики общественных связей Марию Штейнман и «Лабораторию креатива // Creative Space» под ее руководством за организацию встречи.

Образовательный проект, посвященный в сезоне 2016-2017 спектаклю «Демократия», еще не закончен. Программу проекта смотрите на официальной странице интернет-сайта РАМТа.

Мария Яворская

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх