РАМТограф. Наталия Ильинична Сац
 
Выпуск № 1 Октябрь 2009 г.
СТРАНИЦА ПАМЯТИ
НАТАЛИЯ ИЛЬИНИЧНА САЦ
 

«Неси культуру повсюду, доченька»

Наталии Ильиничне Сац посвящается…

В фойе РАМТа портрет Наталии Сац разместился в таком месте, будто она сама его и выбирала. Не слишком помпезное, но чтобы держать под контролем центральную лестницу, по которой в театр приходят зрители. Вот уже 73 года минуло с тех пор, как она не хозяйка тут. Но ее непреклонный созидательный дух до сих пор витает в этих стенах…

Человек она была уникальный. Казалось, в театре не было ничего, что бы ее не волновало. Она создавала его на таком невероятном энтузиазме, повторить который невозможно – страсть к созиданию будто была частью ее самой, качеством врожденным и не дававшим ей никогда и ни при каких обстоятельствах опускать руки. Вспоминаю историю, когда в ночь накануне одной из ее премьер в Алма-Атинском театре оперы и балета, она, будучи уже маститым режиссером, вместе с дочерью Ксаной мастерила к спектаклю бумажные хризантемы и ирисы («Да и кто бы стал так долго возиться с этими цветами?»). Или историю с рабочими ЦДТ (и дались ей рабочие сцены!), которые слушались ее больше всех и, поверив, что в детском театре нельзя ругаться, заменили привычные им «крепкие» слова непривычными именами сказочных персонажей. Подумать только! Какой же силой убежденности и ясным представлением собственной цели нужно обладать, чтобы достигать такого взаимопонимания с людьми, такого неразрывного единения со своим делом и таких высочайших результатов! Человек она была уникальный…

Отец

Она родилась в семье композитора и певицы - Ильи и Анны Сац. Отец был не человек – вихрь. Лишь два эпизода о нем – ярких и внушительных, как и он сам.
Когда Илья Александрович еще не был знаменит, он решил завоевать музыкой Иркутск, куда отправил себя в добровольную ссылку. Организовав невероятный по составу и размеру хор, он собрал в него и ссыльных, и власть имущих, и бедноту. Грандиозный концерт пламенных энтузиастов оборвался в самом патетическом месте. На словах «Вырыта заступом яма глубокая» гигантский хор «Иркутск поет» рухнул вместе с подмостками, не выдержавшими собственной мощи. Иркутск был сражен.

Другая история случилась позже уже в Москве. В 1905-м был убит Николай Бауман. Полиция запретила хоронить его с музыкой, и тогда Сац с товарищами по консерватории организовали невидимый концерт. Музыканты были разбросаны по всей улице – у окна за роялем, у ворот, у подъезда, - и когда тело Баумана проносили по переулку, грянул траурный марш Шопена. Стоя на крыше, дирижировал им Илья Сац.

Он писал много и легко. Музыкой была пронизана вся его жизнь, вся его деятельная натура. Такого человека-стихию было нельзя не заметить. Музыку Саца отмечает сам Станиславский, и с этой минуты вся его творческая судьба тесно связана с Художественным театром. Вершина его мастерства – музыка к спектаклю «Синяя птица». Все детство Наташи прошло в атмосфере невероятного безудержного творчества, любовь и глубокое понимание музыки и театра она пронесла через всю свою жизнь. Последний из театров, созданных ею, - Детский музыкальный театр, после ее смерти получивший имя своей создательницы. Здание театра венчает птица, устремленная к небу. Зная историю ее детства, понимаешь, что в этом театре, наверное, и воплотилась мечта ее детства, пока еще не сформулированная, но испытанная годами долгого строительства и неуемного творческого поиска.

В центре ее детских воспоминаний – всегда отец, его значение в жизни Наташи сложно переоценить. Отец – постоянное ощущение фейерверка, праздника. И еще – непреклонной воли. «Воля! Папа учил меня ее воспитывать, закалять, отличать большое устремление к цели «я хочу» от капризного, надуманного «мне хочется».

Значение матери Наташа почувствует много позже. Такова материнская судьба – давать жизнь и разделять с дитем своим тяготы и боли. Наташина мать подарила ей жизнь дважды. Но рассказ об этом - впереди. А пока – первая большая потеря, которую им предстоит пережить. Ранняя смерть Ильи Александровича поставила семью перед необходимостью зарабатывать себе на жизнь.

«Попробуйте поработать»

Если в свои 8 лет Наташина жизнь была насыщенна, но беззаботна: утро в прогимназии Репман, класс по фортепиано, хор, занятия с папой, - то в 12 лет уроки фортепиано она стала вынуждена давать сама. Но при этом  молодость, страсть к постоянному росту и движению вперед брали свое. Ей позволили посещать Курсы драмы С.В.Халютиной, где преподавала ее мать, уроки виолочели и скульптуры бесплатно давали друзья папы. И даже на мальчишек она обращала «ноль внимания»: «Меня интересовали те, у кого я могла чему-нибудь научиться».
Пятнадцати лет Наташа пошла устраиваться на настоящую работу. В Театрально-музыкальной секции (Темусеке) Московского Совета Рабочих Депутатов планировался детский отдел, а работника не было ни одного. «Попробуйте поработать». Рабочее место организовалось из выброшенного кем-то кухонного стола. Когда пришли остальные сотрудники, над столом уже красовалась гуашевая надпись «Детский отдел». А на нем – лежали чернильница, ручка и белая бумага, на которой совсем уже скоро появятся грандиозные и вполне осуществимые планы. Их главными героями станут дети и театр.

«Было ли трудно? Очень. Но отец говорил: «Трудности для того и созданы, чтобы их преодолевать»… «Искусство – детям трудящихся». Это ли не самое важное сейчас, когда в школах нет занятий, когда дети предоставлены сами себе?!» Именно революция сделала необходимым и возможным создание в стране театра для детей. Своему времени и своей стране Наталия Ильинична будет благодарна до конца своих дней.

«Тетя Наташа! Здравствуй!»

Театр для детей. С чего он начинался? С разъездных детских утренников для босоногих мальчишек и девчонок, беспризорных и зачастую даже никогда не слышавших слова «театр». Но с самого начала – с самых первых своих «концертов на колесах» - Наташа Сац не допускала халтуры. К своим концертам она, воспитанная на замечательнейших образцах музыки и театра, щедро одаренная встречами со Станиславским, Вахтанговым, Сулержицким, Качаловым, Москвиным,  - привлекала лучших артистов. В одном из первых созданных ею театров играли такие мастера сцены, как Михаил Гаркави, Мария Бабанова, Игорь Ильинский.

Позднее в ее первом Московском театре для детей будут лучшие драматурги и композиторы, к каждому из которых она найдет свой Золотой ключик. Кстати, пьесу про Буратино Алексей Толстой после долгой «системы уговоров» и все же найденных ею слов тоже напишет для ее театра. И Сергей Прокофьев, буквальной заболевший идеей Сац создать сказку, которая знакомила бы детей с музыкальными инструментами, будет сочинять вместе с ней и для нее знаменитых на весь мир «Петю и Волка».

«Брать все лучшее от творческих людей, с которыми встречалась, чтобы росла сокровищница произведений искусства, посвященных детям, было моей самой большой страстью…

По-настоящему счастлива я бывала, когда удавалось заметить талантливого человека и увлечь своим, переключить его творчество на детей-зрителей. Писатели Н.Огнев, С.Шервинский, режиссеры Рубен Симонов, Алексей Грановский, Николай Горчаков, Алексей Дикий; художник Н.А.Шифрин – эти имена выдержали испытание временем и вошли в историю искусства… В 30-е годы много талантливой артистической молодежи подметил наш театр, многих композиторов, художников, балетмейстеров увлек творчеством юных. Тихон Хренников, Вадим Рындин, Дмитрий Кобалевский, Эмиль Мэй…»
В детском театре отношение к зрителям была самое уважительное. При театре была создана педагогическая часть, в которой начали выпускать красочные программки, афиши, обращенные к детям, проводились беседы с гардеробщиками, билетерами – всеми, с кем будут общаться дети-зрители. Детей рассаживали по росту в зрительном зале. Но представление еще не начиналось. А было так… вот как описал это в своем фельетоне Михаил Кольцов:

- Тетя Наташа! Здравствуй! Ур-ра-а!
- Здравствуйте, дети! Ну-ка скажите, что я люблю?
- Знаем! Ты любишь разговаривать.
- Да, я люблю разговаривать. А еще что люблю?
- А еще любишь, чтобы была тишина.
- Верно, ребята. Люблю, чтобы была тишина. Вот теперь, когда тихо, я вам расскажу про наш сегодняшний спектакль…
Размах деятельности детского театра, его уровень и профессионализм привлекали в театр все новых и новых талантливых людей, создавали делу Наталии Сац имя и не могли не поддерживать. После одного из спектаклей известный архитектор Виктор Веснин удивлялся:

- Какие артисты, оркестры, какие масштабы, монументальность, художественная четкость – и все это для детей?!!
Слава Наталии Сац распространялась по стране и по миру, о ней знали даже те, кого не знала она. По ее примеру начали создавать театры для детей в других странах – театр Тициан Высоцкой в Варшаве, Милы Меллановой в Праге, Театр для детей в Брно. Для многих она стала той, на которую хотелось равняться.

«Что я задумала утром, я к вечеру должна осуществить»

Она мыслила масштабно: театрами, городами, странами. Ее планы всегда были дерзкими, и она не боялась их размеров. Однажды в далеком 1918-м выйдя перед одним из первых «детских концертов» на сцену Большого театра в старомодном платье и 40-го размера валенках, «тетя Наташа» обратила на себя внимание не только ребятишек, но и министра просвещения Анатолия Луначарского. С тех пор его безграничное к ней доверие и поддержка были путевкой в жизнь многим ее начинаниям. И пусть Московский театр для детей, прародитель нашего РАМТа, был создан лишь с третьей попытки, жизнь его оказалась долгой и состоятельной. И скольким еще театрам «тетя Наташа» даст жизнь!

А пока первому Московскому театру для детей нужно собственное помещение. Здание кино «АРС» заброшено и пустует. Значит нужно получить разрешение разместить театр именно здесь…

Помимо воли и ясного представления своей цели, Наталия Ильинична была, как сказали бы сегодня, эффективным менеджером. Она обладала и способностями дипломата, и знала механизмы функционирования театра не только, как творческого организма, но и как предприятия. Найти деньги, выбить помещение, необходимые материалы для костюмов и декораций – казалось, нет ничего неподвластного этой натуре. Такой всеобъемлющей и нацеленной на результат. «Обратите внимание, - однажды поделилась она с нынешним художественным руководителем РАМТа Алексеем Бородиным, -  Я живу по принципу: то, что я задумала утром, я к вечеру должна осуществить». И вместе с тем, как ясно и полно она представляла себе весь театральный процесс, все ступени и тонкости создания спектакля. При этом ей было крайне важно, чтобы люди, прикасавшиеся к театру для детей, обладали высоким профессионализмом и преданностью делу. Если замечала, что человек «тянул всех назад», никогда не боялась расстаться с ним. Жесткость, бескомпромиссность? Да. Иначе не добиться результата. Но при этом – удивительная проницательность во всем, что касается театра.

Несколько раз она была замужем. «Но ни у одного из тех, кого она оставила, не было горечи, бытовой вязи, которая часто бывает, - рассказывает о матери Роксана Сац. - Одно из самых ярких впечатлений моего детства, когда за столом собирались все ее мужчины – Леонид Половинкин, мой папа Николай Попов, Сергей Розанов – и все смотрели не нее влюбленными глазами, и всем она продолжала помогать творчески. Близкие отношения прекращались, но ее человеческая многослойность никогда не иссякала.

 
 

То же самое было и в отношениях с людьми в работе. Она была бескомпромиссна – когда актеры старели, обновляла театр, брала молодежь. И в то же время она никогда никого не уничтожила, ни над кем не издевалась. Никогда не испытывала чувства высокомерия и всегда стремилась поднять. У нее было необыкновенная способность человековедения...

И, конечно, мы все ее очень боялись. Она произносила такие гневные речи на наших совещаниях руководящего состава! При этом обладала такой убедительностью, что когда ругала кого-то, мы как китайские болванчики, сидели, кивали головами и думали: как же я-то этого не видел, он казался таким хорошим? Но, как поется в одной опере, «сегодня ты, а завтра я». Завтра приходила очередь моя или кого-то еще.

Но в то же время она очень умела понимать суть. У нас в ходу даже было выражение Маяковского: «Никогда не спорьте с Лилечкой. Потому что Лилечка всегда права!» Потому что в глубинном понимании она оказывалась всегда права. Она умела видеть то самое, казалось бы, пустяшное, что, к примеру, решит весь спектакль. Она обладала, как фея Берилюна в «Синей птице», способностью увидеть суть вещей».

… но что же сталось с Детским театром? А он прекрасно жил и процветал, благодаря энтузиазму и силе воли его создательницы. Появлялись новые спектакли, в театр приходили новые драматурги, художники, музыканты. В 1936-м авторитет театра значительно вырос. Вышло постановление о переименовании его в Центральный детский театр и предоставлении ему помещения – того самого, где сегодня находится наш с вами РАМТ.

У здания нашего театра непростая судьба. Было в нем много и творческих радостей и человеческих болей. Вот и сейчас – накануне торжественного открытия Центрального детского – здесь бурлила совсем иная созидательная жизнь МХАТ-2. И вдруг за один день театр был уничтожен, закрыт, убит… А на его месте – началась другая, новая жизнь.

Сац не знала или не думала об этом? Чувствовала ли она себя частью этой большой жизни, этой страны, - частью того, что в ней происходит помимо детского театра? Занимаясь театром для детей, одна из главных целей которого – воспитание, - Н.Сац выполняла функции партии и правительства, но при этом никогда не была партийной! Так кровно ощущая себя частью Родины, кажется, она совершенно не представляла, где живет. Или не хотела представлять? Даже после ареста своим обвинением в измене Родине она была до глубины души оскорблена: «Как он может говорить мне такие слова? Зачем бы я стала изменять моей Родине?» Но страшными реалиями судьбы стала строка из одной оперы… «сегодня ты, а завтра я». 1937-й…

«Вы – теперь никто»

Это было как гром среди ясного неба. Потертый газик. Лубянка. И самые ужасные на свете слова: «Чем скорее вы забудете, что были заслуженной артисткой, директором и главным режиссером театра, тем будет для вас лучше. Вы – теперь никто».

Невозможно себе представить, как такое можно пережить. Сменялись камеры и тюрьмы, допросы и пытки, сибирские лагеря. В тюрьме Наталия Ильинична потеряла ребенка, которого ждала от любимого мужа – наркома внутренней торговли Советского Союза Израиля Вейцера. Потеряла мужа, расстрелянного в 1938-м. Перенесла сыпной тиф и преодолела паралич правой половины туловища. Но… «Мое «бычье сердце» как только не умирало, опять находило поводы чему-то радоваться, что-то делать»… Удивительно, невероятно - где бы она ни оказывалась – в вагоне с репрессивными женами высокопоставленных чиновников, или в камере с воровками, бандитками или пьяницами, похожими на земляных червей – всех их она умела подчинить искусству театра…

«Знаете, она принимала жизнь и жизненные ситуации, как они есть. Она была очень деятельный человек, - рассказывает Алексей Бородин, - Можно ведь много стенать по разным поводам, оказавшись «женой врага народа» в лагере. Казалось, можно уже начинать протестовать внутри себя. А она в это время просто делала дело, которое там было возможно. Она рассказывала, как собирала сокамерниц, что-то им читала, ставила на поселении спектакли»…

Кажется, она не потеряла ни дня из шести лет проведенных в заключении. Читала Шекспира на всех известных ей языках, училась французскому у жены бывшего секретаря ЦК Компартии Грузии Софьи Кавтарадзе, окончила курсы медсестер в инвалидном доме. Паралич? «Записываю левой рукой – надо приучиться, неизвестно, как будет с правой»… Только в этот период ее жизни лишь раз возникли в ее воспоминаниях слова: «Да, в тот момент я была дряхлой…» Но жизнь дала ей второй шанс, второе рождение: «Мамаша к тебе приехала… Свиданки добивается»… «Здравствуй, родная!»

После встречи с мамой, с огромными трудностями разыскавшей в сибирской тюремной больнице свою умирающую дочь, появился мостик, соединивший Наташу с Москвой, мамины письма и посылочки подняли дух, разожгли в ней желание жить во что бы то ни стало. «Мама, ты дала мне жизнь дважды!»
Какой надо быть матерью, какой великой надо быть матерью, чтобы сказать во время тюремного свидания такие слова: «Неси культуру повсюду, доченька… Я привезла тебе кое-какие вещи для выступлений, даже длинное платье»…

Повороты

«Она в душе была строителем. Она всегда строила себя в очень многогранном измерении, - вспоминает Роксана Сац. - Жизнь ее много футболила, но у нее была всегда одна дорога – в искусство. Сделать поворот и на его основе двинуться дальше. И при всем ее разнообразии у нее была удивительная верность раз выбранной профессии...

Когда после ссылки вернуться в ЦДТ оказалось невозможным – пошла в эстраду. А в свои 62 года решила: ну-ка, открою новое дело. И стала неистово строить Детский Музыкальный театр.

У нее не было мелкой зависти. Когда множились детские театры, а потом начали появляться и музыкальные, кто-то сказал ей: «Ну вот, Наталия Ильинична, теперь вы уже не единственные!» «А я горжусь этим! – ответила она - Какая красота! Подумайте! Это значит, будет больше радости на свете, больше будет звучать музыка! Это же счастье! Как вы не понимаете?!..»

 

Наталия Ильинична Сац.

Родилась 27 августа 1903 года.

Окончила шесть классов гимназии .

В 1917 году завершила обучение в Музыкальном техникуме им. А.Н.Скрябина.

В 1918 году возглавила первый в стране и мире Детский театр.

В 1920 году стала руководителем Государственного театра для детей.

В 1921 году основала Московский театр для детей, переименованный в 1936 в Центральный детский театр, а в 1992 – в РАМТ.

В 1931 году поставила оперные спектакли «Фальстаф» в берлинской «Кроль-опере» и «Свадьба Фигаро» в аргентинском «Театро Колон» (дирижер Отто Клемперер).

В 1937 году была репрессирована, как «жена врага народа» и отправлена в ссылку на 6 лет.

В 1943 году режиссер Алма-Атинского театра оперы и балета

В 1944 году создала первый театр для детей и юношества Казахстана.

В 1953 году окончила театроведческий факультет ГИТИСа, получила звание профессора (1984).

В 1958 году после возвращения в Москву возглавила Всероссийский гастрольный театр, затем детский отдел Мосэстрады.

В 1965 году создала первый Музыкальный театр для детей. Сегодня Московский Государственный Академический Детский Музыкальный Театр носит имя Наталии Сац.

Знала 5 языков: французский, немецкий, испанский, итальянский и русский.

Три раза официально была замужем: за педагогом, писателем и режиссером Сергеем Розановым, торгпредом СССР в Польше Николаем Поповым и народным комиссаром внутренней торговли Советского Союза Израилем Вейцером.

Родила троих детей: Адриана, Роксану, Илью. Роксана Николаевна Сац продолжила дело служения детскому театру, она -  заведующая литературной частью в Московском музыкальном театре им. Н.Сац и до сих пор верна традиции, начатой ее матерью ровно 90 лет назад - выходить к маленьким зрителям со вступительным словом к спектаклю.

Наталия Сац ушла из жизни 18 декабря 1993 года. Похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.

Ольга Бигильдинская

 
 
Портрет Тема номера События Страница памяти Анонсы Зрительский опрос Обсуждение номеров Архив номеров Театр+ Закулисье На спектакль! Семейный просмотр В театр с учениками Редакция Ссылки