РАМТограф. Виктор Розов: «Я – счастливый человек»
 
Выпуск № 4 Январь 2010 г.
СТРАНИЦА ПАМЯТИ
Виктор Розов: «Я – счастливый человек»
 

Одна из самых опасных, тяжелых и неоднозначных тем для писателя - нравственность. Само упоминание о ней уже настораживает. Далеко не каждый автор может себе позволить говорить о нравственности. А говорить о ней просто, откровенно и прямо, да при этом быть услышанным читателями – и подавно. Для этого необходимо чтобы, как это у Стоппарда, поэт и человек не встречались в дверях, а шли бы рука об руку, поддерживая друг друга и не изменяя себе. Чтобы человеческие, личные качества питали литературный талант. Подобные авторы случаются редко. Их имена начертаны в наших сердцах и памяти. Одно из таких имен – Виктор Розов.

Его обвиняли в морализаторстве и консерватизме – отчасти справедливо. Когда все экспериментировали в творчестве, Розов продолжал говорить с людьми простым человеческим языком. Он признавал интеллектуальный театр, но считал его в какой-то мере обедненным. По-настоящему, - говорил он, - театр состоялся тогда, когда произошло потрясение. Ему было важно сотворить такой театр, из которого бы зрители выходили чище, уверенней, мужественней. И ему это удалось.

Виктор Сергеевич Розов никогда не собирался становиться драматургом. Он мечтал стать агрономом. Но сначала не сложилось с Тимирязевской сельскохозяйственной академией. А потом увлечение театром привело его в училище при московском Театре Революции, в класс Марии Ивановны Бабановой. Он не особенно выделялся на курсе, разве что казался старше всех, хотя это было не так. Он был просто серьезным, исключительно добросовестным и трудолюбивым. После выпуска его, начинающего характерного актера с явно комедийным уклоном, приняли в труппу театра.
Вскоре началась война. В театре был митинг, и Розов одним из первых ушел в народное ополчение. Осенью того же года был тяжело ранен, и это положило конец его актерской карьере.

Военно-шефский спектакль «Страницы жизни». Приветствие  нахимовцев

Работал в агитбригаде, в разных, в том числе фронтовых, театрах, много ездил, занимался  режиссурой, поступил в Литературный институт. Проучившись там два с половиной года, он уехал в Алма-Ату по приглашению Наталии Сац, - помогать ей в организации театра для детей и юношества Казахстана. Институт заканчивал позже, но остался с ним связан до конца жизни, получил звание профессора и преподавал там, пока позволяло здоровье.

Начав писать, Розов почувствовал, что, в отличие от режиссуры, это не составляет для него труда – одно удовольствие. Однако  после постановки пьесы о слепой девочке «Ее друзья» он получил известность. Принеся пьесу в Центральный детский театр, он оставил ее, даже не указав обратного адреса. А к тому времени, как решил справиться о ее судьбе, оказалось, что в театре его с нетерпением ждут, роли уже распределены, начались репетиции, а у директора дожидается полагающийся автору аванс.
В ЦДТ как раз искали что-нибудь, что заинтересовало бы старшеклассников, где они бы узнали себя. На фоне эпохальных полотен, создававшихся в то время, пьеса Розова с простыми, обыденными ситуациями и тонко прорисованными человеческими чувствами стала настоящим драматургическим прорывом. Была еще у Розова манера подавать серьезное в смешной, легкой оболочке, потяжелевшей в последствии под жизненным опытом... Но в его пьесах всегда оставалось, как говорил Анатолий Эфрос, образовавший с ним замечательный творческий тандем – «это интимное, непосредственное, сердечное…» 

Сцена из спектакля «Ее друзья»

После премьеры «Ее друзей» драматургическая карьера Виктора Сергеевича, в основном, складывалась успешно, счастливо и легко. Но случалось всякое. Кто-то из критиков возмущался, что «слепая девочка нехарактерна для нашего социалистического строительства!» А про одну из своих известнейших вещей «Вечно живые» (первоначальное название «Семья Серебрийских»), Виктор Сергеевич рассказывал:
- Я отнес пьесу в ЛИТ, где получил милый отказ. Старичок – работник ЛИТа – сказал: «Читал, товарищ Розов, вашу пьесу, плакал, но запрещаем». Я ушел довольный, так как старичок плакал.

«Вечно живые» долго пролежали у Розова в столе, но их история далеко не закончилась этим. Михаил Калатозов снял по ним фильм «Летят журавли», который обрел всемирный успех, а в 1958 году – получил главный приз Каннского Международного кинофестиваля. Пьесу так же ставили в Театре имени Комиссаржевской в Петербурге, ставил Лобанов в Театре имени Ермоловой, ставил Олег Ефремов в Театре-студии молодых актеров. Он же играл в постановке «Вечно живых», с которой начинался «Современник».
Одна из первых ролей Ефремова была тоже в спектакле по пьесе Розова - «Страницы жизни», который поставила в Центральном детском театре Мария Осиповна Кнебель. Розов тогда влюбился в творческую индивидуальность Ефремова, и долго потом оставался ему верен. Все пьесы Розова сначала ставились в ЦДТ. А когда Ефремов ушел в «Современник», новый, молодой тогда театр, возникший на основе общих идейных и эстетических принципов, Виктор Сергеевич посчитал себя должным разделить свое творчество, в основном, между двумя этими театрами.

Сцена из спектакля «Ее друзья». Десятиклассники Светлана Бутова и Володя Чернышев – О.Ефремов и Г.Новожилова

Розов всегда был глубоко театральным писателем. Считая, что пьеса рождается по-настоящему только на сцене, он не боялся актерских импровизаций, не боялся менять, перерабатывать свой текст по просьбе режиссера. Собственно, его пьесам это и не было страшно – настолько они органичны, настолько целостна вся его драматургия.
Виктор Сергеевич с интересом исследовал в своем творчестве юношескую психологию. Говорил, что духовный мир подростка - это не слепок со взрослого характера, свет и тени распределены в нем более четко, без полутонов и переходов.  Розов много и охотно общался с молодыми зрителями. У него самого было двое детей и любимая жена Надя, с которой они вместе прожили целую жизнь,  встретившись, когда ему было немного за двадцать, а ей – семнадцать лет. 

В конце своей биографии он напишет: «Я – счастливый человек». А кроме того, один из самых востребованных людей своей профессии и своего времени. Тот, кто писал, буквально, как дышал, и как жил – честно, не меняя убеждений, придавая этим необыкновенную цельность и силу своему творчеству. Кто в конце жизни мог сказать, что никогда не совершал дурных поступков в личной жизни и любил свою работу – будь то в слесарных мастерских трудиться или пьесы писать.

Синяткина Анна
 
 

«Я повзрослела на год в день встречи с Розовым…»

Сцена из спектакля «В добрый час!» Андрей – В.Заливин, Аркадий – Г.Печников, Анастасия Ефремовна – Л.Чернышова, Маша – А.Елисеева

Виктор Розов, Булат Окуджава, Александр Володин, Зиновий Гердт – военное поколение, прошедшее войну в юные годы. Господь сохранил их, не дал им погибнуть, может быть, для того, чтобы они донесли до следующих поколений что-то очень важное и очень существенное. И эти люди стали нравственным камертоном общества в послевоенные годы, и продолжают быть этим камертоном до сегодняшнего дня. Виктор Сергеевич все выстраданное на войне понимание жизни внес в свои пьесы. Он прошел войну совсем юным, был ранен, стоял на пороге смерти, и именно тогда – как он говорил впоследствии – к нему пришло истинное понимание жизни, ее ценности, главного и второстепенного в ней, предназначения, данного человеку. Эта выстраданная мудрость вошла в пьесы Розова, почему они и имели такой резонанс не только в России, но и во всем мире. Наш театр по праву может быть назван «домом Розова», как Малый – «домом Островского».

Встреча с В.Розовым в «Клубе искусств старшеклассников» ЦДТ, ЦДРИ, 1977 год

Почти все пьесы Виктора Сергеевича были поставлены здесь, и неслучайно, что, как только появился Клуб искусств, Виктор Сергеевич стал его другом на долгие годы. Как правило, он всегда приходил на первую встречу Клуба Искусств и заряжал молодых на весь год, а то и на всю последующую жизнь, становясь тем нравственным ориентиром, которого так порой не хватает в юные годы. Говорил он очень просто, очень доступно и очень искренне. Не говорил, а проповедовал – он был прирожденным проповедником, прекрасным оратором, умел говорить и умел быть услышанным, что еще важнее.

О чем он говорил? О том, что в данный момент его больше всего волновало в обществе и в людях. Заметив в обществе склонность к переоценке ценностей, он говорил, что с юных лет надо учиться жить по большому счету и стараться отличать главное от второстепенного. Он говорил о любви, как об очень трудном деле, потому что любовь – это умение терпеть, и уступать, и умение ставить интересы любимого выше своих, и умение забывать себя ради любимого. Он говорил о верности. Сам он был верным в любви, называл себя однолюбом. Но никому этого не навязывал – понимал, что люди разные, а значит, и в любви у всех все по-разному. Он делился своим опытом любви, и этот опыт был бесценен. Он говорил о человеке, как о главной тайне мироздания, как о космосе, вмещающем в себя все – глубину, масштаб, непостижимость, и о том, как трудно порой бывает понять себя, а еще труднее – другого.

«Дорогому-предорогому, любимому моему Центральному детскому театру с пожеланиями рыцарски служить чистому делу – воспитанию детей и юношества средствами искусства. 1964 г., 30 апреля. В.Розов»

Потому что все мы разные и непохожие, но надо учиться слышать – и не только слышать, но жалеть и сострадать. И этому могут научить книги. Он говорил - читайте, читайте умные книги! Чтение это всегда беседа с умным, глубоким, талантливым собеседником – Толстым, Достоевским, Чеховым. Такие встречи обогащают нас, делают тоньше, помогают понять себя и других.

В этом смысле он придавал огромное значение искусству, которое питает и воспитывает душу. Душа, как и тело, тоже нуждается в пище. И так важно людям развивать душу, учить ее видеть и слышать мир – и то, что вокруг, и то, что рядом, и то, что внутри тебя. Он говорил – не уставайте учиться, учиться у жизни, она самый главный учитель. Проводит человека и через успехи и радости, и через страдания и болезни, и на своих и чужих ошибках учит главному искусству – быть человеком. И чем больше люди получает подобных знаний, тем критичней и требовательней становятся они к себе – к себе в первую очередь. Не важно, кем ты станешь в этой жизни, а важно – каким человеком будешь. Это – главная тема розовских пьес и розовских проповедей. Розов уважал молодежную аудиторию, доверял ей, говорил на равных.  В ответ он получал любовь и доверие.

«Я повзрослела на год – не в день своего рождения, а в день встречи с Розовым», – писала одна девочка, активистка ЦДТ, которой посчастливилось встретиться с этим удивительным человеком.

Ирма Михайловна Сафарова,
руководитель педагогической части РАМТа,
руководитель Клуба искусств РАМТа

Спектакли по пьесам Виктора Розова, поставленные в ЦДТ:

«Ее друзья», 1949 г., режиссеры О.Пыжова, В.Бибикова
«Страница жизни», 1953 г., режиссер М.Кнебель
«В добрый час!», 1954 г., режиссер А.Эфрос
«В поисках радости», 1957 г., режиссер А.Эфрос
«Неравный бой»,  1960 г., режиссер А.Эфрос
«Перед ужином», 1962 г., режиссер А.Эфрос
«Традиционный сбор», 1967 г., режиссер М.Кнебель
«В дороге», 1976 г., режиссер С.Яшин
«Кабанчик» («У моря»), 1988 г., режиссер С.Розов
«Дóма», 1990 г., режиссер. А.Бородин

Участники спектакля «В добрый час!» и гости театра.
Стоят (слева направо) В.Розов, артисты ЦДТ: А.Елисеева, М.Нейман, М.Куприянова, В.Заливин, Л.Дуров, О.Анофриев, Г.Печников, О.Ефремов.
Сидят (слева направо) М.Кнебель, Л.Утесов, С.Михалков, Б.Бабочкин, В.Марецкая, М.Жаров. На переднем плане акртисы ЦДТ Л.Чернышева и Г.Новожилова. 1955 год


Сцена из спектакля «Дóма». Зина – Л.Моравская, Павел – А.Поползухин, Сергей – Е.Тиглев, Николай – С.Серов.

Сцена из спектакля «В поисках радости». Федор – Г.Печников, Леночка – М.Куприянова.
 
 
Портрет Тема номера События Страница памяти Анонсы Зрительский опрос Обсуждение номеров Архив номеров Театр+ Закулисье На спектакль! Семейный просмотр В театр с учениками Редакция Ссылки