РАМТограф. Мир понарошку в спектакле «Почти взаправду»
 
Выпуск № 3 Декабрь 2009 г.
НА СПЕКТАКЛЬ!
МИР ПОНАРОШКУ
В СПЕКТАКЛЕ «ПОЧТИ ВЗАПРАВДУ»
 

Писателя Тоона Теллегена, урожденного Антониуса Отто Херманнуса, иногда называют «амстердамским Хармсом», и особенно любят упоминать его русские корни и деда по фамилии Телегин. Его добрые детские сказки отдают неуловимым волшебством и здоровым абсурдом, как, впрочем, и взрослые. Хотя на изданиях, вышедших в России, и пишут почему-то «сказки для взрослых», это не совсем правомерно.

В отличие от Хармса, Теллеген действительно может называться детским писателем. Все-таки двадцать книг для детей против четырех для взрослых. Среди его персонажей – старушки, долгие годы живущие вместе, животные, которые дружат и ходят друг к другу в гости, не заморачиваясь соотношением размеров, вроде того Слона, который любил падать с деревьев, а однажды с утра пришел в гости к Белке и предложил ей потанцевать. Они сделали только одно движение и полетели вниз, а потом лежали на траве и думали, что танцевали они здорово! Именно этой сценой и открывается спектакль  «Почти взаправду».
Это вторая постановка в рамках творческой лаборатории "Молодые режиссеры - детям", и сделала ее Екатерина Половцева, недавно окончившая мастерскую Сергея Женовача в ГИТИСе. Выбрав из коротких сказок Теллегена, не связанных сюжетно между собой, несколько, она объединила их в одно целое. Получилась яркая разноцветная мозаика, внутри которой каждая история играет собственными гранями, а в целом они составляют картину красочного детского спектакля.

Художница Ирина Уколова придумала оформление – действо украшает множество маленьких изобилующих деталями изобретений, причудливых стимпанковых вещиц, вроде аппарата для изготовления меда, или коробочки, в которую можно запереть свои счастливые дни, например, день рождения Дрозда, когда всем было так весело, а потом доставать по одному и осторожно разглядывать, любуясь, как воспоминания снова оживают в дорогих событиях и лицах. Или специального агрегата для передачи писем друзьям – кто в детстве не хотел устроить что-то подобное? Ну и что, что Слон (Роман Степенский) знает только букву «ш»? Главное же не в этом!

Сделано все, чтобы спектакль мог быть увлекательным как для маленьких зрителей, так и для их мам и пап, а найденный оттенок юмора заставлял смеяться и детей, и старших наравне.

Персонажи - животные, в замечательном исполнении артистов РАМТа – сами тоже дети, и они играют в свои игры – поедая торт в виде воздушных шариков, готовя мед, расставаясь, чтобы понять, что такое скучать друг без друга – со всей возможной ответственностью детей, для которых правила мира настолько неустойчивы, что меняются мгновенно, как только произнесено волшебное слово «понарошку». Сидящие в зале невольно вовлекаются в этот мир, в котором пока еще не существует пустяков, в котором очень серьезно относятся к таким важным вещам, как письма друзей, праздники и кленовый сироп.

 
 

Вот Морж (Олег Зима) приходит поздравлять всех своих знакомых с именинами. Пусть он и путает Белку с Морской Свиньей, Белка готова ею немножко побыть - просто потому, что Моржу хочется праздника.

В простых по форме диалогах и событиях светится тонкий психологизм. Как, например, когда Ласка (Нелли Уварова), готовясь к своему дню рождения, испугалась, что что-то непременно пойдет не так,  и сама выгнала всех гостей. Или когда трогательный Муравей (Сергей Печенкин) решил заболеть, потому что ему недоставало, чтобы пришла Белка (Анна Ковалева) и как можно искренней сказала ему, какой он храбрый. Или в той лирической истории про Тушканчика (Михаил Шкловский), которому каждый вечер Солнце разбивало сердце тем, что заходило, хотя он так просил его этого не делать. Нам рассказывают одновременно немножко про радость и немножко – про одиночество.

Теллеген говорит о своих рассказах для детей, что никогда не затрагивал в них смерть, потому что «звери не умирают». Тем не менее, он по крайней мере один раз очень близко подходит к этой теме. Когда Муравей и Белка внезапно натыкаются на стену, за которой нет натуральным образом ничего, за которой все кончается, Белка не может понять, как это, а Муравей говорит, что должно же быть что-то, иначе мир ему просто не нравится. Но они быстро решают вернуться обратно к дням рожденьям, тортам, лету и запаху сосновой смолы. Потому что, в конце концов, все эти предметы взаправду настолько же важны, как и тот предел, за которым ничего нет. Или почти ничего.

Анна Синяткина



 
 
Портрет Тема номера События Страница памяти Анонсы Зрительский опрос Обсуждение номеров Архив номеров Театр+ Закулисье На спектакль! Семейный просмотр В театр с учениками Редакция Ссылки